Живая Школа
На сайте "Живая Школа" вы сможете узнать о новой педагогике, ориентированной на духовное развитие, базирующейся на Знании основных Законов Бытия и законов психической энергии. Можно познакомиться с новой методикой музыкального образования и воспитания (развитие музыкальности, музыкального мышления, музыкально-исполнительского мастерства...), основанной на принципе развития сознания и воспитания духовных потребностей личности.

День Белого Лотоса в Могилеве. Сильвинова М.

Философский клуб «СОФИЯ»

г. Могилёв

E-mailelsofmg@tut.by


Мария Сильвинова

День Белого Лотоса в Могилёве

Елена Петровна Блаватская закончила свой земной путь 8 мая 1891 года. Этот день, по предложению Генри Олькотта, отмечается как День Белого Лотоса всем теософским миром с 1892 года.

В мае 2012 года в Могилеве прошел вечер, также посвященный этой памятной дате, в одной из городских библиотек.

Прорастая из грязи и слизи вверх сквозь мутные воды, стремясь к Солнцу, чтобы раскрыться в Свете Небес, лотос являет собой символ божественного рождения, раскрытых чакр, чистоты совершенства, духовного развития.

Вечер был открыт фрагментом известного фильма кинорежиссера Каринэ Диланян «Кто Вы, мадам Блаватская?», снятого в 1991 году на «Центрнаучфильме».

Вниманию участников вечера было предложено Пресс-коммюнике 1986 года Вернона Харрисона из Общества психических исследований:

Согласно новейшим исследованиям, госпожа Блаватская была осуждена несправедливо!

Но, прежде надо сказать об Обществе психических исследований. Это – некоммерческая общественная организация, созданная в Х1Х веке в Великобритании с целью научного изучения различных явлений и человеческих способностей, которые принято называть «психическими» или паранормальными. В числе основателей Общества были известные ученые и мыслители своего времени. Сегодня Общество продолжает собирать факты и классифицировать результаты исследований паранормальных явлений, о чем регулярно сообщает в ежеквартальном журнале Journal of the Society for Psychical Research. Издаются также альманах Proceedings, журнал Paranormal Review, и, кроме того, под эгидой Общества ежегодно проходит научная конференция. Штаб-квартира Общества располагается в Лондоне. Подобные организации существуют, кстати, во Франции и в США.

Вернон Харрисон, эксперт по выявлению подделок документов Общества психических исследований, обнародовал в 1986 году результаты своей многолетней работы по экспертизе Отчета Ходжсона. Напомним, что Отчет был опубликован в 1885 году после того, как Ходжсон побывал в Адьяре. Как член Общества психических исследований Ходжсон попытался тогда исследовать способ пересылки Писем Махатм. И в своем Отчете Ходжсон стал утверждать, что переписка между Блаватской и Куломбами является подлинной, а вот Письма Махатм написаны, якобы, самой Блаватской и некоторыми ее сообщниками. В Отчете были приведены показания Куломбов, утверждавших, что все многочисленные феномены, произведённые в Индии Блаватской или ее Учителями-Махатмами, были поддельными, а они, Куломбы, сами помогали Блаватской их производить.

И в 1886 году Комитет Общества психических исследований после «тщательного анализа всех результатов расследования единодушно» пришел к выводу: «…мадам Блаватскую нельзя считать ни рупором невидимых провидцев, ни рядовой авантюристкой; мы думаем, что она останется в памяти человечества как одна из наиболее опытных, изобретательных и интересных обманщиц в истории».

В течение целого века этот вердикт кочевал по книгам, энциклопедиям и средствам массовой информации – повсюду, где только заходила речь о жизни и деятельности Елены Петровны Блаватской.

И вот, сто лет спустя, в связи с экспертизой Харрисона Общество психических исследований выпустило в 1986 году пресс-коммюнике, в котором сообщалось, что «разоблачение» мадам Е. П. Блаватской, оккультистки русского происхождения, с которым ОПИ с подачи Ходжсона выступило в 1885 году, вызывает самые серьезные сомнения.

Вернон Харрисон изучил Отчет Ходжсона как юридический документ, исследовал Письма Махатм не только в автографах, хранящихся в Британской Библиотеке, но также и в их репродукциях, изготовленных и распространенных Британской Библиотекой в форме комплекта из 1323-х цветных слайдов. Он прочитал каждое Письмо, строка за строкой, с использованием пятидесятикратного увеличения. Вернон Харрисон показал, что Ходжсон, по невежеству или по небрежности, проигнорировал основные принципы английского правосудия: привел устные неподтвержденные заявления неназванных свидетелей, процитировал документы, увы, не воспроизведенные в его отчете. К тому же, Ходжсон опирался на свои домыслы как на установленные факты, оказывая давление на экспертов по почерку до тех пор, пока они не предоставляли ему ожидаемых им результатов. Возможность написания Писем Махатм кем-то другим, кроме Елены Блаватской, вообще не рассматривалась.

Вернон Харрисон, сто лет спустя, утверждает: «Почти бесспорно, что инкриминирующие Письма Блаватская-Куломб, играющие важную роль в Отчете Ходжсона, были утеряны или уничтожены. Немного людей когда-либо видело их. Елена Блаватская была лишена доступа к ним. Ходжсон не иллюстрировал ими свой отчет. Я не смог определить местонахождение достоверных репродукций или факсимиле какого-либо из них. Есть веские косвенные улики, что эти письма (или, по крайней мере, наиболее инкриминирующие части их) были подделками, изготовленными Алексисом и Эммой Куломб, у которых были и сильные побуждения, и вполне достаточные средства для того, чтобы сделать это.

Я не нашел доказательств, что Письма Махатм, хранящиеся в Британской Библиотеке, были написаны Еленой Блаватской, сознательно и преднамеренно изменявшей в течение нескольких лет свой собственный почерк, как было заявлено Ричардом Ходжсоном. То есть, я не нашел ничего общего в почерках «К. Х.», «М.» и «Е. П. Б.». В любом обычном судебном деле я расценил бы их как различные и приписал бы их разным людям».

Харрисон напоминает также об ответственности за некачественный отчет 1885 года не только Ходжсона, но и всего комитета Общества психических исследований: «Многие годы Ходжсона считали замечательным исследователем психических явлений, а его Отчет – образцом такого рода расследований... На самом же деле Отчет Ходжсона – документ в высшей степени предвзятый и никоим образом не может претендовать на научную беспристрастность. Это речь обвинителя, который, не колеблясь, отбирает только те аргументы, которые отвечают его целям, отметая все, что противоречит его тезисам. Защита не заслушивалась вообще... Я не могу снять бремя вины за публикацию этого никуда не годного отчета с комитета Общества психических исследований. Эти люди, видимо, лишь механически утвердили выводы Ходжсона; не было никаких серьезных попыток проверить его изыскания или хотя бы критически прочесть его отчет. Если бы они сделали это, то его ошибки в процедуре расследования, непоследовательность, ошибочный ход рассуждений и предвзятость, а также враждебность по отношению к объекту расследования и презрение к «туземным» и другим свидетелям стали бы очевидны; и дело было бы возвращено на доработку...

Мадам Е. П. Блаватская была самым выдающимся оккультистом, когда-либо появлявшимся для исследования перед Обществом психических исследований…».

И в заключение Вернон Харрисон добавляет: «Я прошу у нее прощения за то, что нам потребовалось 100 лет для подтверждения правоты этих слов».

После ухода Елены Петровны Блаватской с земли стало известно ее Завещание: пусть все ее друзья прочтут в этот день главы из книги «Свет Азии» Эдвина Арнольда и «Бхагавад-Гиту».

На вечере в Могилеве прозвучали фрагменты из поэмы «Свет Азии», основу которой составляют Легенды о Будде в той традиционной форме, которая сохраняется людьми древнего буддийского благочестия. Знаменитый английский поэт талантливо сохранил буддийский дух древнейших преданий и сумел донести их в такой блестящей обработке, что они стали замечательным литературным произведением даже в переводе. «Воспроиз­вести мысли буддистов с полной естественностью, – признавался Э. Арнольд, – возможно только, став на их же точку зрения». Действительно, эпитеты, которые он прилагает к своему герою, принадлежат к числу украшающих имя Будды, и весь ряд развертываемых автором фантастических картин взят из подлинных источников буддийского вероучения:

«Однажды, молясь под тенью древесной,

Услышал премудрый аскет,

Как духи прославили в песне небесной

Явление Будды на свет.

Когда и царица, и царь величавый

С младенцем к нему подошли, –

Он сам пред Сиддартой, увенчанным славой,

Склонился челом до земли,

И молвил он, небом самим вдохновленный:

«Возрадуйтесь царь и народ!

Возрадуйтесь: скоро над всею вселенной

Небесный цветок расцветет».

«Цветок этот – Будда. Почетом и златом

Пожертвовав жизни святой,

Наполнит Он дивным своим ароматом

Удушливый воздух земной».

Елена Блаватская чтила всех Учителей человечества, приносивших на землю Свет духовной истины. Блаватской, основательнице Теософского общества, посвящена картина «Вестник», которую написал великий художник Николай Константинович Рерих в 1946 году. На вечере прозвучал доклад о проявлении законов золо­той пропорции, симметрии и ритма в живописи Н.К. Рериха.

Сочетая влияние канонических традиций Византии, Азии и Востока – с одной стороны, с другой – эстетики Нового времени от Возрождения до модерна, Рерих создаёт свою синтезирующую манеру.

Композиционная формула Николая Константиновича представляет собой образец высшего понимания гармонии. Мы видим использование центральной перспективы, характерной для Ренессанса, и одновременно – иконописные основы. Изображения не академичны, светотеневая лепка подчинена общему силуэту. Это не форма, а скорее ощущение её. Сила не самого изображения, а его мощный внутренний потенциал.

Интересен геометрический анализ композиции картины «Вестник» (1946 г.). В основе – метод встроенности и повтора основных геометрических форм, которые создают гармо­ничное равновесие всех элементов внутри компози­ции.

Например, Рерих трижды использует прямоугольники (I,II,III), пропорционально уменьшая их величину. Определив геометрический (оптический) центр картинной плоскости О1, мы находим совпадение его с приоткрытой дверью. Дверной проём, будучи главной осью симметрии и оставаясь в поле нашего зрения, дважды сохраняет своё доминирующее значение при построении следующих, пропорциональных внешнему, прямоугольников, оптические центры которых – О2 и О3 также конструктивно взаимосвязаны вертикалью двери.

Мы смотрим на открытую дверь храма, и далее через ракурс женской фигуры и ее взгляд вправо погружаемся в глубину пространства. Силуэт Вестника контрастно выделяется из фона, что придает динамику изображению. Вместе с Вестником мы входим в открытую дверь, как бы возвращаемся назад, из пространства. Свет и тень сосуществуют независимо, одухотворённые своим собственным смыслом и на которые не действуют законы воздушной перспективы. Светоносность цвета усилена золотом и спектральной чистотой красок, как в церковной традиции, для которой свет является силой Божественной: «…на чём почил свет, то и вступило в бытие…».

Новизна композиционной целостности рождает восприятие реальности мира духовного. Первый цикл движения завершён. Сюжетный и геометрические центры О1,О2,О3 конструктивно собраны воедино.

Центры прямоугольных форм Н.К. Рерих сопоставляет с тремя центрами круговых движений глаз. В отличие от группы прямоугольников, проявлявших себя в ниспадающем ритме, динамика кругового восприятия всего изображения развивается в обратном порядке, завершаясь к периферии края картины (центры О3,О2,О1).

Послойно открывая для себя пространство внутри храма, не трудно заметить использование художником третьей геометрической фигуры – треугольника. Взгляд зрителя соотносит аналогию геометрического языка картины с ее смыслом: пантеон буддийских святых, лиловые горы, дорогу, по которой пришёл Вестник, открытую Дверь. Фронтальным ритмом движения архитектурных параллелей вниз картины, художник определяет значимость нижней части изображения, концентрирует здесь значение форм, и поступательно развертывая их, направляет изображение прямо на зрителя. Низкий горизонт подчеркивает монументальность центрального образа и позволяет достичь наибольшей смысловой выразительности картины – Приходу Вестника и Встречи с Ним.

Художник изображает иерархию бытия, высокие духовные принципы. Реальные события 1924 года вдохновили тогда Н.К. Рериха на создание картины и к ее повтору уже в 1946 году.

Елена Ивановна Рерих так писала о творчестве Николая Константиновича: «…кроме совершенно исключительной гаммы тонов в блеске и их тончайших сочетаний, кроме необычайного дара композиции, каждая картина представляет собою олицетворение великой мысли».

Была в жизни Елены Петровны встреча, о которой непременно надо напомнить, ведь при той встрече были сказаны очень важные слова, звучащие сегодня как добрый эпиграф к необычайным способностям Блаватской. Произнес их известный священник православной церкви и писатель Исидор (1799-1892), ставший в июле 1860 года митрополитом Новгородским, Санкт-Петербургским и Финляндским, Первенствующим членом Святейшего Синода.

Знал он Елену еще по Тифлису, где Исидор был Экзархом Грузии. И, конечно, наслышан был о необычайных силах, проявлявшихся около юной Елены. Эти явления его не настораживали, не пугали, и в мыслях не было предавать анафеме. Потому как человек он был очень образованный.

Исидор служил и в Беларуси: 5 июня 1837 года владыка был назначен епископом Полоцким и Виленским. Возрожденная после раздела Речи Посполитой епархия имела жалкое состояние. Он приложил все усилия по присоединению униатов к Православию. Сумел завоевать доверие гражданских и военных властей, всего населения, увенчавшееся актом воссоединения на Полоцком Соборе 1839 года. А уже 6 апреля 1840 года епископ Исидор был переведен на Могилевскую кафедру. Состояние Могилевской епархии не отличалось от Полоцкой. Проводя мудрую политику, епископ Исидор добился положительных результатов и здесь.

В 1841 году, именно в Могилеве, он был возведен в достоинство архиепископа. А жил он во Дворце Георгия Конисского 4 года, здание это сохранилось до наших дней на Архиерейском валу в Могилеве.

Спустя годы, Яков Сергеевич Никольский познакомился в Тифлисе с Андреем Михайловичем Фадеевым – родным дедом Елены Блаватской.

Сестры Елена Блаватская и Вера Желиховская встретили Исидора, тогда уже митрополита Киевского, в Задонске в 1860 году, они хорошо его знали в детстве и юности в бытность свою в Тифлисе. «У обедни почтенный старец узнал нас, – вспоминала Вера, – и прислал служку с приглашением навестить его в доме у архиепископа. Он принял нас очень ласково». А на прощание он благословил Елену Петровну Блаватскую и «напутствовал словами, которые навеки остались ей памятны и дороги как мнение, об исключительном даре ее». Он сказал: «Нет силы не от Бога! Смущаться ею вам нечего, если вы не злоупотребляете особым даром, данным вам... Мало ли неизведанных сил в природе? Всех их не дано знать человеку, но узнавать их ему не воспрещено, как не воспрещено и пользоваться ими. Он преодолеет и, со временем, может употребить их на пользу всего человечества... Бог да благословит вас на все хорошее и доброе».

В заключение вечера прозвучала Бхагавад-Гита, жемчужина Востока, так любимая Еленой Блаватской (запись на санскрите в исполнении индийской певицы Anuradha Paudwal см.http://www.svirel.com/anuradha_paudwal_shrimad_bhagavad_geeta/).