Живая Школа
На сайте "Живая Школа" вы сможете узнать о новой педагогике, ориентированной на духовное развитие, базирующейся на Знании основных Законов Бытия и законов психической энергии. Можно познакомиться с новой методикой музыкального образования и воспитания (развитие музыкальности, музыкального мышления, музыкально-исполнительского мастерства...), основанной на принципе развития сознания и воспитания духовных потребностей личности.

Техника музыканта и магнетизм звука

Много говорится о мощном влиянии звука на сознание человека, но звук как производное от сознания человека, как носитель энергий этого сознания ещё не только не исследован, но и мало осознан.

Не только цели познания человека и его оздоровления требуют внимания к тонким процессам музыкального творчества, но и само музыкальное искусство нуждается в оздоровлении, которое начнётся с внимания к тонким качествам   звука и с исследования процесса проявления тонких энергий в музыкально-исполнительском творчестве.

Осознание ценности качества звука и качества интонирования как ценностей психической энергии выведет на новый уровень и музыкальную педагогику, от сегодняшней ценностной ориентации которой зависит завтрашний день музыкального искусства.

Вечные идеалы, в свете которых сформировались все виды классического искусства: мысль и красота в их нераздельности, – в Эпохе узкого материализма стали восприниматься как теоретические абстракции. Звук, или вибрация, являясь материей музыки и целью музыкального искусства, в практической музыкальной деятельности мало осознан как носитель вибраций тонких. Но «время» меняет отношение людей к привычным, казалось бы, явлениям. Чуткость будет возрастать и, так же, как многие осознают воздействие на себя мыслей окружающих, будет ощущаться потребность в звуке не только эстетичном и богатом оттенками тембра, но и в звуке одухотворённом.  

Благородные и гармоничные структуры гениальных творений классической музыки имеют основою своей Пространство – безграничный резервуар ритмов, гармоний, идей. Высокий образ, идея, будучи талантливо воплощёнными и выраженными средствами музыки, оказывают мощное воздействие на сферу психической энергии людей. Среди средств исполнительской выразительности именно звук, производимый при помощи музыкального инструмента или голоса, является наиболее мощным по своему воздействию на человека. Истины не новы, однако на пути их применения всегда находятся мощные преграды в виде телесных привычек поверхностной деятельности, страха новизны, а также инерционные процессы массового сознания, которые во всякой деятельности играют роль гасителя творческих огней. Тем не менее, цель искусства остаётся неизменной – продвижение в области Незримой красоты действительности, и каждый момент музыкальной деятельности ценен лишь степенью этого продвижения.

Магнетизм звука, эта главная и вечная эмпирическая ценность исполнительского искусства, в настоящее время уже может рассчитывать на поддержку так называемого «точного знания». Прямо или косвенно можно определить качество энергетики звука, но и на этом пути главным инструментом тоже будет являться психическая энергия, или сердечный огонь, тонко реагирующий на все качества энергии.

Магнетизм звука – обобщённо – магнетизм психической энергии исполнителя, обладающего достаточным мастерством для осуществления качественного исполнения произведения.

Не существует изолированных явлений, психическая энергия проявляется во всём, в каждом внутреннем и внешнем движении музыканта. Поэтому понятие мастерство (включающее в себя множество умений, координирующих внутренние действия с внешними, слышимое ухом и слышимое сердцем) по мере   утверждения понятий психическая энергия и таких её характеристик, как магнетизм (звука), сердечность и др., будет всё более утверждаться в своём тонком измерении. (Заметим, Тонкий План – основной в искусстве, ибо все ценности явлений искусства определяются степенью Светоносности).     

Основа магнетизма человека – любовь как вечное устремление духа к Красоте и Гармонии. Любовь к музыке, любовь к красоте, доходящая в творчестве до самозабвенности, является источником особого качества энергии.   Музыкальность, мастерство, уровень мысли и культуры исполнителя в синтезе проявятся как особое качество звука, музыкальной мысли, интонирования. (Речь идёт об исполнении классической музыки, то есть наиболее благородных образцов мирового музыкального творчества).

На вопрос о том, что является наиболее притягательным в исполнении, многие почитатели искусства ответят, что это особенное качество звучания. Чаще говорят об индивидуальности звука, и это почти точное определение, но «магнетизм» звука добавляет аспект психической энергии, аспект огненности, означает присутствие тонких вибраций мысли, духа. (Изучение тонких свойств звука в зависимости от проявленной в нём энергии сознания даст новые определительные, которых так не хватает и которые так необходимы для продвижения знания).

Казалось бы, истина о ведущей роли чувства красоты и качества мысли в музыкальном творчестве давно утверждена, однако она, как многие другие фундаментальные принципы, в век узости целей оказывается оставленной вниманием. Тонкость достижений в искусстве часто заменяется внешней яркостью.

В скором будущем понятия «культура звука», «культура исполнения», становясь, по мере продвижения науки в область исследования человеческого Огня, обозначением определённых степеней качества энергетики, перестанут быть обозначением лишь качества внешних приёмов.

С самого начала обучения музыканта и в последующем важно сохранить естественность звучания и интонирования, избегать напускной выразительности. Целенаправленно воспитывать музыкальность на основе чувства красоты и формировать технику как умение в разнообразии инструментально-исполнительских приёмов: во-первых, не терять естественности внутреннего пения, звучания, во-вторых, осуществлять это звучание как выражение мысли.

Вопрос о равновесии техники и художественности в исполнении может быть решён только в свете понимания ценности тонких энергий звучания. А также ценности развития духовности, то есть психической утончённости самого музыканта как основы музыкальности.

В комплексе качеств, составляющих основу исполнительской музыкальности, ещё не оценены сердечность и эстетическая утончённость. То особенное тепло сердца, излучаемое исполнителем, особым тоном окрашивающее звук и придающее интонациям жизненность и одухотворённую выразительность, не только делает исполнение художественно ценным, но является главной ценностью жизни.

Излучения сердечной энергии, будучи осмысленной реальностью искусства, по мере продвижения науки в области познания тонких энергий изменят искусство, а в будущем, по мере увеличения числа людей, обладающих тонкими восприятиями жизни, станут восприниматься как научный путь преобразования во всей жизни.

Человек с музыкальным инструментом в руках – это человек, умеющий гармонизировать свои внутренние звучания, привести в гармонию звук инструмента со звучанием внутренним – звучанием сердца, мысли, и это человек, который в результате процесса искания гармонии внутреннего ритма с найденными вибрациями звуковыми обретает музыку как путь тонкого общения с ритмами Бытия. Затем, по мере роста мастерства, он помогает на этом пути другим людям – слушателям, исполнителям.

Традиционное обучение технике игры на музыкальном инструменте чаще всего не только не устраняет барьер между человеком и инструментом, чему должна служить техника, но именно наоборот, ставит преграды между исполнителем и инструментом, что выражается в безжизненности звука, утрате естественности выражения.

Проблема утраты жизненности звука в детском исполнительстве и сознательной одухотворённости во взрослом исполнительском творчестве, даже в случаях, когда исполнитель обладает всеми необходимыми качествами музыкальности, объясняется не столько недостатком техники, как принято считать, сколько поверхностностью процесса её формирования, применением отчуждающих приёмов формирования (действие без мысли, вибрация внешняя без вибраций внутренних). А также в целом предрассудками, грубо разделяющими Планы физический и Тонкий.

Часто именно совершенная техника в её традиционном понимании  является барьером, отделяющим процесс непосредственного звукообразования от того  внутреннего звучания человека, которое является истинной основой звука слышимого.

Именно «новое измерение», когда более осмысливаться станет  «неслышимое» звучание, явит продвижение музыкальному искусству. «Утончится», то есть облагородится процесс обучения, в сферу искусства будут привлечены те представители новых поколений, которые в сегодняшнем, напряжённом грубыми формами конкуренции, мире искусства не могут вполне реализовать именно тонкий, духовный потенциал музыкальности и творчества.

Новая Эпоха входит с призывами утончения, призывами нового качества. Звук музыкального инструмента ценен обогащённостью вибрацией мысли и духовной глубины, в синтезе с чувством красоты.  Великие исполнители – всегда пример утончённого искусства звукового творчества, когда звук, и весь гибкий процесс интонирования, не только становятся проводниками тонких энергий творчества, но и передают слушателю целостное ощущение красоты Бытия, простирающейся далеко за пределы непосредственно исполняемого произведения.

Потеря естественности звучания, естественности звукоизвлечения, которая стала результатом погони за скорейшим достижением виртуозности, сыграла роковую роль для исполнительства, отлучив творческий процесс от его сокровенного источника – от сердца и духа музыканта. Процесс осознавания в его духовном смысле, предполагающий свет сознания, теплоту чувства в каждом действии, в каждый момент деятельности, является главным принципом в классическом обучении музыкальному искусству. (Механичность, неосознанность, недостаточность чуткости в действии противостоит живой, одухотворённой технике, когда каждая интонация передаёт оттенок мысли, а звук насыщен магнетизм мысли).

Практика обучения, ориентированная на достижение эффектов скорости и сложности, именно процесс осознавания часто стремится исключить, что и делает безжизненной, лишённой естественности и красоты игру даже способных учеников.

Осознавание длительно и трудно, требуется воспитание внимания и сосредоточения, чуткости, трудолюбия, терпения, любви к музыке. Но в погоне за результатами ученик-исполнитель часто отлучаются от собственной глубины.

Руки исполнителя-псевдовиртуоза действуют отдельно от сознания. В итоге звук начинающего теряет естественность, теплоту,  а звук взрослого исполнителя – магнетизм.

Магнетизм звука – это энергия «внутреннего» человека, энергия человеческой глубины, это «окутанность» звука тонкой психической энергией. Ритм музыкальной мысли такого исполнителя, его глубокое проникновение в содержание исполняемого произведения выражается в индивидуализации всех составляющих исполнительской техники, приёмов выразительности, и оказывает сильное воздействии на слушателя.

Стандарт – порождение механического мира. Искусство, как и жизнь, не терпит стандартизации. Ошибки легко исправляются, погрешности прощаются, если проявлена мысль, любовь к исполняемому произведению, красота искания.  Но стандартизация всегда ведёт к бесперспективности, порождает бесталанность даже там, где имеются природные основы развития музыкальности. Можно утверждать, что развитие тех или иных степеней талантливости – естественный результат внимания к воспитанию исполнителя слушающего и мыслящего в противовес методикам ускоренного технического развития, чаще всего нарушающих единство, целостность процесса звукообразования, начало которого – в глубине сознания исполнителя.

Очень часто интонирование осуществляется лишь приёмами внешней выразительности – вне живого процесса течения мысли. Именно это является причиной ошибочного утверждения о непонимании публикой классических произведений. «Непонимание» порождается на сцене. Исполнитель, любящий и понимающий исполняемое произведение, всегда зажигает интерес хотя бы у некоторого числа слушателей – это один из законов Огненной Стихии. Но поверхностность и эмоциональная фальшь отталкивает, заставляя музыканта прибегать к усилению внешних эффектов исполнения. Таким путём великое искусство отлучается от человека, оставаясь как бы на своём собственном плане, не доходя не только до слушателя, но и до самого исполнителя.

Задачей исполнителя - интерпретатора является раскрытие внутренних планов произведения и выявление тонких ресурсов звучания. Такое творчество в полной мере осуществляет талантливый исполнитель. Воспитание же подлинной исполнительской музыкальности и меры талантливости является общей задачей в обучении музыке всех детей, независимо от способностей. Когда музыкальность – безусловный приоритет в воспитании, то обучение ведёт каждого учащегося к наиболее полному раскрытию его потенциала способностей, то есть является путём к талантливости.

Виртуозность – удел наиболее трудолюбивых и способных, но осознанности и чуткости к красоте следует учить каждого. Для восстановления утраченной гармоничности процесса обучения необходимо критерии качества обучения детей музыке не сдвигать в сторону овладения сложностями игры, но именно утверждать художественное начало в игре – как умение «говорить» звуками. Причём, «говорить» следует о красоте. Развитие индивидуальности осуществляется на пути углубления сознания.

Эстетичность звука ребёнка, естественность – критерий качества звукообразования на начальной ступени. Не следует требовать глубины звука от начинающего, все средства динамической нюансировки должны быть органичны и индивидуальны, соответствуя возрасту ребёнка, его темпераменту, восприятию произведения и индивидуальному чувствованию инструмента.

Часто можно слышать игру «штрихов» и «акцентов» вместо осознанной, пропетой не только руками, но именно в сердце, мелодии. (В процессе обучения выразительности интонирования такие приёмы, как «акценты», требующие от исполнителя особой яркости музыкальной речи, – это, пожалуй, последние приёмы, яркости которых следует ждать от ребёнка). Следует помнить, что все средства исполнительской выразительности должны исходить из внутренней потребности в них играющего и быть естественным выражением его чувства, темперамента, манеры пения.

Не следует форсировать процесс формирования приёмов выразительности. Пусть лучше динамика и кульминации в исполнении начинающего будут выявлены эскизно, чем в угоду желаемому внешнему результату – стандарту ребёнок будет действовать механически. Ещё хуже – требовать от ребёнка проявлять эмоции и темперамент, ему не свойственные. Очень опасно насилие над психической энергией, это нарушает гармонию процессов развития, приводит к истощению сил, ведёт к деформациям в характере, побуждая к эмоциональной фальши и формированию привычек поверхностной деятельности.

Требовать от начинающего следует качества внимания к звучанию, к содержанию произведения, объясняя необходимость осмыслить все указания автора и передать идею произведения, то есть – найти самые возвышенные мысли и образы, соответствующие этой музыке. «Ни звука – без мысли».

Для подлинной, живой выразительности исполнения следует не поверхностно относится к содержанию произведения, помня, что именно содержание является целью исполнителя. Петь, интонировать мысль, работая над каждым фрагментом в свете единой идеи произведения, находя нужные для выражения мысли интонации.

Словесное выражение музыкальной мысли – классический приём, побуждающий мыслить и чувствовать, формировать чёткий образ. Заметим ещё одну закономерность, демонстрирующую эффективность внимания к мысли в   обучении: даже неловкая попытка ученика сформулировать мысль, соответствующую идее музыкального произведения, сразу же значительно повышает общий художественный уровень исполнения. Мысль, выражающая существенные идеи, стимулирует энергию, волю, вызывает к действию психическую энергию, которая и является гармонизирующим и «отепляющим» фактором.

Огонь мысли – основа жизненности звука. Только укоренившаяся привычка считать тонкий план музыкального творчества чем-то эфемерным и безнадёжно сокрытым, не поддающимся пониманию и сознательному формированию, привела к явлениям бесчисленных псевдодостижений в искусстве, не приближающих человека ни к красоте музыки, ни к красоте жизни.  

Путь к музыке сегодня труден не сам по себе (методика продвинулась, позволяя каждому желающему получить музыкальное образование, научиться играть на музыкальном инструменте), но постоянной необходимостью преодолевать укоренившиеся тенденции суетливой, бессодержательной активности, свойственные современному миру. Сегодняшний день, увы, всё ещё требует меры подвига от каждого, кто захочет приблизиться к Прекрасному – истиной цели всякого творчества.

Красота в музыке – производное от красоты тонкого восприятия Действительности. Поэтому учить музыканта – значит, прежде всего, воспитывать человека мыслящего и тонко чувствующего. Не следует торопиться, в погоне за результатами теряя ориентир красоты. Лучше всегда помнить главные и вечные принципы, одновременно и критерии правильности пути, которые так лаконично и точно выражены мудрецами Древности:    «…Искусство длительно», «Прекрасное – трудно».

07.02.2019