Живая Школа
На сайте "Живая Школа" вы сможете узнать о новой педагогике, ориентированной на духовное развитие, базирующейся на Знании основных Законов Бытия и законов психической энергии. Можно познакомиться с новой методикой музыкального образования и воспитания (развитие музыкальности, музыкального мышления, музыкально-исполнительского мастерства...), основанной на принципе развития сознания и воспитания духовных потребностей личности.

V. О самом главном

«Единое сердце»

Однажды каждый человек сделает это самое главное открытие – это величайшее открытие и для жизни одного человека, и для жизни всех людей: открытьсамостоятельную жизнь своего сердца… И понять, что сердце – одно на всех… Все мы – люди, – живы  жизнью Единого Пламени – Пламени нашего Сердца…

У Пламени мириады оттенков звука и цвета; такие мы: разнозвучные, разнопрекрасные… Но Пламя Одно… Огонь Единый делает нас единой человеческой семьей – Человеком…

 

***

В каждом человеческом сердце – сокрыт талант… Именно в сердце…

В сердце живёт бессмертная «часть» человека, его бессмертная сущность…

Талант – это огонь, огонёк… Человек пробуждает этот огонёк – талант в себе, когда во всём, что бы он ни делал, что бы ни изучал, находит красоту и важный общечеловеческий (и даже общекосмический) смысл… Есть такая тайна в каждом из тех предметов, которые мы изучаем: в математике, языке, и даже в физкультуре: есть то, чему они служат… И когда человек «открывает», приоткрывает для себя эту тайну предмета, ему «поддаются» легко и все его «трудности»…

Однажды одна учительница по теннису рассказывала, как обучает детей: не тренировками длительными (они меньше других тренируются)… Но много беседуют: зачем человеку ловкость, что за этой точностью движений скрыто… Беседуют о том, как человек, владеющий собой, поможет стране – России… Скольких людей спасёт… И дети показывают результаты много превышающие тех, кто много тренируется только физически…

Такова сила вникания…

Есть тайна музыки, которая сокрыта в каждом «предмете»: математика звучит красиво своими пропорциями и «просвечивающими» сквозь все формулы законами, присущими всей Вселенной… А какая красота в слове, несущем красивую мысль!

Мы – музыканты – учимся во всём видеть и слышать красоту гармонии… Находить звук «смысла», звук «души»…

 

Когда звучит музыка

Анна берет скрипку… Анна мечтает…

Вот чудные далекие земли… Вот – сиреневые моря и голубые горы… Вот звезд сиянье, ощущаемое в солнечный полдень… Захватило дух… Зазвенела сотней струн Радость… Мгновенье… Снова комната… белое фортепиано… В руках скрипка… Что же изменилось? Может скрипки коснулся тот Луч Счастья?… Тишины хочется… Анна касается смычком струны… О Боже! Этот звук ужасен… Как он пронзителен и резок… Не то..! Теплый, живой, как в то мгновение! Ну же!

Снова, уже не так восторженно, но память принесла «звук»… Звук, отражающий Моря сиреневые, Горы голубые… Улыбки иных людей…

А звук длится, длится…

Смычок бесконечен… Звук светлеет… Звук притягивает…

Взгляд в окно. А под окном…: четырехлетний малыш держит за руку папу и завороженно, подняв головку в направлении окна,  вслушивается…

Звук прервался…

«Папа! Почему больше не поет?! Этот… голос!

Кто же пел, папа?!»

«Наверно, это пела Скрипка…

Но ты прав… Я никогда не слышал такой Живой Скрипки! Давай, сын, придем сюда и завтра…»

 

У озера

Маша любит озеро… Озеро говорит с ней… В озере словно отражаются Машины мечты, и самые сокровенные мысли… Озеро слушает. Озеро говорит… О бескорыстной и преданной дружбе… О верности… О нежности. Но где же она, в жизни? … Хочется настоящего. Глубокого, как это озеро…

«Жаль, что не получается у меня сочинять музыку…» - так думалось…

Однажды у озера Маша стояла со скрипкой… Задумалась… Внезапно солнечный луч, отразившись в озере, коснулся деки… Маша зажмурилась… Улыбнулась… Луч играл с ней… Заиграли блики на деке, побежали едва заметные волны по струнам… Стало радостно… Смычок словно сам потянулся к струне… Захотелось звонкости…

Маша заиграла, не замечая, не думая о том, какая выходит мелодия… Просто хотелось звучать в такт с этим переливающимся «настроениями» лучом… Ритм получался прихотливый, менялся темп, то ускоряясь, то замедляясь, когда луч внезапно останавливался, превращаясь в яркий солнечный зайчик… Озеро слушало… Озеро созвучало… Когда закончилась импровизация, Маша ощутила легкую усталость и одновременно какую-то особую, неизвестную прежде «ноту» в душе: глубокое чувство полноты, осмысленности Жизни…

Спасибо, Озеро… И тебе, Луч!

 

Созвучия

Интересное явление однажды заметила Анна: как по-разному звучат люди… И созвучия между людьми разные… Хорошо, что разные… Но как бывает радостно, когда на тебя смотрят глаза, сияющие симпатией, когда тебе рады, тебя принимают… Как-то теплее становится, сила прибавляется… И хочется что-то делать – вместе… Делиться размышлениями… о важном, вместе мечтать…

А как по-разному говорят люди! Насмешка и насмешливая речь почему-то стали обычными… «Аня, а можно ли молиться, если рядом – насмешливый взгляд чей-то?» - однажды спросила учительница.

«Ужас! Нет, конечно!», - Анна воскликнула.

- А что такое молитва? Ведь в ней сокровища божественной энергии – Благодать…

Если уберем насмешку из глаз, из речи, вдруг откроются входы для благодати… Потоки радости хлынут… Анна внезапно вспомнила, как стояла в музее перед картинами, звучал Бах – Квартет играл «Арию»… А люди… громко беседовали… Анна, тогда маленькая, всем сердцем переживала: «Какое несоответствие… Ведь благодать льется…» Сейчас вдруг подумалось: А что, если в каждое мгновенье с Неба струится благодатная сила, но мы в суете не замечаем, - «закрыты окна».

Как-то на уроке беседовали «о том, что великая музыка только проявляет огонь, только делает его «громким» - слышимым». Но тишина несет его всегда… Все ритмы, все звуки – только капли потоков Благодатного Огня… Музыкант как бы выбирает отдельные капли… Как бусины нанизывает… Но как поток водопада иногда благодать беззвучно льется через сердце наше – в тишине, беззвучно… И лишь взгляд наш может пропустить лучи благодати… Звук голоса отразить может… Эти лучи озаряют жизнь… Отепляют людей… Окрашивают настроения в светлые тона… Незаметно, не всегда осознанно, но каждое сердце улавливает их… - Эти лучи благодати, лучи радости, лучи – победы. Много – много солнца, Света…

 

«Талантливое сердце»

Каждое сердце бесконечно талантливо, когда свободно от себялюбия. Словно родник выбивается из-под толщи земной: расчисти путь ему, и мощным потоком явится, принесет клад живительной силы…

 

Один знаменитый музыкант, артист, виртуоз мечтал узнать тайну Орфея. Он много лет отдал любимому мастерству и многого достиг. Но… Каждый музыкант, артист, художник, изучая мастерство, исследуя его секреты, однажды понимает, что живым, вдохновенным, воспламеняющим души становится произведение не просто совершенное, но когда в нем есть и нечто, чему люди никак не могут дать название… Какая-то особая сила, особое качество, незримое как воздух… и могучее как океан… Когда это качество у творения есть, говорят: это гениально! Но что же это все-таки такое – эта чудесная сила и откуда она берется? Флейтист, общавшийся со многими великими музыкантами, всем задавал один и тот же вопрос: в чём суть силы гения? Как творил Великий Орфей? Но музыканты лишь разводили руками: «всё от Бога»… Да и что, мол, тебе: ты один из лучших в мире… Но музыкант продолжал искать…

И вот однажды, удрученный мыслью о недостижимости заветной цели, музыкант брел по берегу реки… Идет, думает… Вдруг слышит: кричит кто-то, на помощь зовет. Оглянулся вокруг: парень в водовороте захлебывается, руками воздух хватает, вот-вот ко дну пойдет. Бросился музыкант в воду, едва сам не погиб, но спас тонущего. Помог отдышаться. Дальше пошел, решив, что вовсе не вернется домой, пока тайну гения не откроет: мол, лучше буду ходить да людям помогать, всё больше толку, чем от музыки бесталанной. Решил и стал искать случай помочь. Делился последним хлебом, пришлось однажды мерзнуть ночью, отдав теплую одежду одинокому старцу…

Постепенно стал наш путник забывать о «таланте недостающем», ибо чувствовать стал какую-то небывалую счастливость. Так не было с ним, когда он жил в богатом доме своих родителей, когда посещал уроки лучших мастеров, когда побеждал в конкурсах…

Только сейчас, идя налегке с котомкой, в которой тихо лежала давно не звучавшая флейта, он ощущал себя как будто летящим над землей… Небо со всех сторон, будто нет земли под ногами. Всё – одно небо… Солнце мощное, живое, словно держащее в своих солнечных Руках всю землю, всю планету, оберегающее жизнь. Звезды – словно окна в еще более огромные миры, далекие и прекрасные…

Как-то проходя мимо одного малого селения, вновь услышал наш путник чей-то плач громкий, надрывный. Понял: вот снова помощь нужна. Пойду туда. Войдя в селение, увидел собравшихся вокруг совсем небольшого дома людей. В доме на кровати лежала девочка лет двенадцати, глаза закрыты. Мать рыдает: молния вчера ударила… упала навзничь дочь, уж сутки не приходит в себя… Врач не знает. Всё бледнее лицо девочки, всё медленней пульс. Уходит жизнь. Сначала растерялся путник наш: «Всё от Бога»… А потом словно осенило: я же музыкант. Если ребенку не помогу, так хоть утешу плачущих…

Вышел во двор, поднял глаза к небу и заиграл. Легкое сердце запело радостно и сильно. Словно само Небо своею беззвучною синевою зазвучало… Словно Солнце лучом звонким коснулось… Долго ли играл, сам не заметил… Очнулся только, когда подошла мать девочки, коснулась тихо рукою: «пойдем в дом»… А там девочка глаза приоткрыла, улыбается недоуменно, словно не понимая, что происходит…

Поняв, что опасность миновала, люди стали благодарить флейтиста, называя его «волшебником» и «великим святым»…

Пошел музыкант дальше. Только понял нечто очень-очень важное: «чудо» происходит всегда, когда кто-то забывает о себе… Сердце становится бездонным и широким, словно русло бесконечной мощной реки… - Реки Великой Жизни…

Может в этом тайна побеждающей смерть Лиры Орфея…?

 

***

Мечтаем с учениками: пусть в классе нашем иначе течет время… Здесь незримо присутствует Царица Музыка…

Подумаем вместе:

как нам создать условия (что делать?), чтобы видимой стала Незримая Царица Красоты – Царица Музыка…

И ведь не играем мы в «игру» - не развлекаемся: смотрите, какие катастрофы в мире, сколько напряженности… Кто, если не музыкант – Творец гармонии, сегодня так нужен миру?!

И в этом деле обуздания хаоса нет разделения на взрослых и детей, больших и маленьких: каждый и все вместе, пусть принесем умиротворение ради Красоты – музыки…

 

Кому быть музыкантом

Если вы, стоя на сцене, невидимо для глаз земных протягиваете руки к Небу, облетаете мыслью землю, открываете слух и зрение свои, чтобы собрать Энергию Жизни, и затем обращаете взгляд свой, руки свои, сердце своё к залу, к слушателям, чтобы отдать всё, не утаив ни одной капли – сцена – ваше рабочее место…

Если же вы, взойдя на неё, купаетесь в энергиях восторга ваших слушателей, в них черпаете силу для творчества вашего, – вам нечего делать на этом священном месте…

Чтобы заговорить с залом, надо иметь право на это… Надо обрести это право – жизнью дающего…  

 

Беседа Благородного Рыцаря

(верного спутника Царицы Музыки) с детьми

 

Рыцарь: Какие слова, понятия, явления можно поставить рядом со словом «Подвиг»?

Дети: Красота… Огонь…

Рыцарь: Действительно, слово «огонь» пробуждает в нас мысли о возвышенных, мощных действиях, действиях подвижнических.

Каждое мгновенье, и в это летящее наше «сейчас», неведомые нам герои где-то огнями своего сердца освещают и очищают путь Царице Музыке. Велико Поле Сражения. Сильны враги: грубость, лицемерие, трусость, легкомыслие отвратительной слизью покрывают землю. Не проходят лучи Далеких Звезд… Пока не может вернуться Музыка…

Дети: Что же делать?

Рыцарь: Вы дети, но нет такого возраста, когда рано мыслить о подвиге, о героях. Каждое наше действие, каждая мысль или растит, приближает вас к ним, героям, или отдаляет от них.

Дети: Как это? Какое действие? Самое обычное?

Рыцарь: Да. Самое обычное действие. Ведь оно может быть более или менее красивым. Смотрите: «Вот два человека садят по цветку, редкому, красивому. Первый думает: пусть вырастет редкий, необычный, ни у кого такого нет. А у меня будет. Второй: пусть растет, чудесный, пусть радует своей красотой людей, украшает наш город.» Чье действие красивее?

Дети: Второго человека.

Рыцарь: Конечно. Вы музыканты, вот вы вышли на сцену. Выучили произведение. Предстоит сыграть его. Какие мысли вы призовете перед тем, как начать исполнять, а какие отгоните прочь?

Дети: Чтобы принести людям радость, вдохновение – подумаем. А страх, неуверенность прогоним.

Рыцарь: А знаете ли вы, что вокруг каждого человека своя, только ему присущая атмосфера? Это атмосфера мыслей, которые протекают через него, его желаний, чувств.

Дети: Знаем. И знаем, что если человек где-то остановился хоть на минуту и подумал, то место, где он находился сохранит его мысли, его атмосферу.

Рыцарь: Да, каждое мгновение мы творим мысли. Это самое важное, самое главное, что делает человек на земле. И когда вы, музыканты, выходите на сцену, еще не начав играть, вы уже звучите. Поэтому настоящие мастера, особенно в день выхода на сцену, необычайно внимательны, собраны. Они не могут позволить себе легкомыслие или грубость, ибо это останется в их атмосфере, и выльется со сцены на слушателей.

Дети: Неужели артист или музыкант не может, как все, веселиться, смеяться…

Рыцарь: Конечно может. Но тот, кто хочет, чтобы его искусство служило украшению, возвышению жизни, должен стремиться к красоте в самом себе всегда. Один великий древнегреческий мудрец говорил: от прекрасных образов мы перейдем к прекрасным мыслям, от прекрасных мыслей – к прекрасной жизни, от прекрасной жизни – к абсолютной красоте.

Дети: А музыкальное произведение великого композитора, разве оно само не влияет на слушателя, не несет ему вдохновение, радость…

Рыцарь: Конечно, потому некоторые произведения и переживают века, они хранят в себе заряд великой мысли их создателя. Его порыв к подвигу, его восхищение надземной красотой.

Но тот, кто играет, должен учиться испытать такой же энтузиазм, такое же героическое напряжение, чтобы выявить скрытую в произведении энергию, создать из себя, своего героического напряжения мост для слушателя. Мост вверх, в бесконечность, к Богу, в Космос, к Красоте – через сердце своё.

 

Дети: Значит, музыка – как волшебная дверь в невидимый мир?

Рыцарь: Совершенно верно. Дверь в мир Прекрасный. Но только эта дверь открывается ключом сердца.

Дети: Как это?

Рыцарь: Всем знакомо слово «искренность»? Как вы понимаете, что это – «искренность»?

Дети: Когда человек говорит правду… не фальшивит! … Говорит от души, по совести…

Рыцарь: Верно. Всё это проявление искренности. И заметьте, слова «искренность» и «искра» похожи. Да?

Дети: Правда: «Искра» - Огонь.

Рыцарь: Конечно. Искренность проявляет, как правило, мужественное сердце. Огонь, физический и невидимый, тонкий – огромная сила. Зажигаясь в сердце, он освещает все наши мысли, желания, изгоняет мелкие, себялюбивые. И усиливает мысли сильные, самоотверженные.

Дети: Значит быть искренним – это как бы смотреть через огонь и видеть себя через огонь?

Рыцарь: Через огонь своего сердца.

Дети: Значит можно и играть через огонь?

Рыцарь: Именно так и надо исполнять музыку. Огонь этот возжигается мечтами о подвиге, о счастье, благе для всех людей. Можно помнить о Невидимой Царице Музыке, о радости служить ее освобождению. Эти мысли зажгут ваши сердца и огонь их соединится со звуком, и благодатная сила наполнит пространство вокруг вас.

Дети: Как хочется научиться так играть!

Рыцарь: Очень хорошо. Вы уже знаете, что нужно много трудиться, «добывая» мастерство. И теперь знаете о тайне сердечного огня и великой силе, заключенной в мысли. Учитесь быть искренними в вашем деле. Рождайте музыку из себя.

Дети: А если я играю только один звук или интервал… Я должен делать это красиво, чистым, красивым звуком… А что ещё? А как быть с мыслью, и где тут искренность?

Рыцарь: Если ты будешь всеми силами, очень напряженно стараться сделать этот простой интервал как можно более совершенно звучащим, ты уже на верном пути. После этой первой задачи, успешно выполненной, ты можешь выбрать самую прекрасную мысль и «сказать» её этими звуками – интонацией.

Дети: Как сказать?

Рыцарь: Возьмём малую терцию. Споём (сыграем). Это она почти пустая, без мысли. А теперь как бы кто-то жалуется («Больно»)… А теперь, играя, устремись к дальним звёздам («Что там?») Слышите разницу?

Дети: Значит, звук – это только тело музыки. А душа её – это наши мысли?

Рыцарь: Молодцы. Именно так и есть. Собирайте красивые добрые мысли. А место для их хранения – ваше сердце.

 

***

На этом мы пока закончим «листать странички» нашей музыкальной жизни. Пусть ребята-музыканты продолжают учиться, и пусть звуки умножают радость в мире. Закрывая двери класса и школы, не уйдём сразу, вновь прислушаемся к тишине. Мы ведь уже убедились, в тишине можно услышать немало чудесного. 

 

«О чём мечтают скрипки…»

Класс опустел… Звуки школьного многоголосья растворились в тишине… Музыканты, взрослые и маленькие, разошлись по домам… И в классе остались лишь три скрипки: одна большая и две поменьше…

Когда сумерки окутали помещенье, самая маленькая, совсем новая скрипочка тихо-тихо зазвенела, обращаясь к двум другим: «Сестры, расскажите мне о своей жизни…»

Та скрипка, что была самая большая, вздохнув, ответила негромким звуком: «Уж более 100 лет мне… Много я узнала… У меня было много хозяев… Вот, помню, когда только сделал меня мастер, я зазвучала в руках его сына – знаменитого скрипача… С ним я увидела многие концертные залы… И в каждом городе мой хозяин играл по-разному… Играл всегда вдохновенно, не позволял ни усталости, ни настроению встать между ним и Музыкой… Иногда он заставлял меня петь так тихо, что, казалось, кроме меня и него никто не слышит этот звук… Но я чувствовала, как слушатели в зале замирали, и их сердца начинали стучать как одно… А однажды после концерта к нам подошла женщина и сказала: «Маэстро, голос вашей скрипки вернул мне утраченную надежду и веру – в Бога…»

«Счастливая ты! - воскликнула скрипочка поменьше… Ведь это же настоящее счастье – вот именно такая жизнь! Это настоящая музыка… А вот из меня мой скрипач извлекает такие нудные, трескучие звуки… Я новая, меня недавно сделали на фабрике. Но я знаю, я чувствую, что у меня тоже красивый, нежный голос… »

- Ты зазвучишь, не стоит так переживать; от волнения у нас, скрипок, могут повредиться деки… В моей долгой жизни всякое бывало… Тот знаменитый скрипач умер, и я досталась одному из его учеников… Он ловко наигрывал пассажи, аккорды, трели… Он очень любил славу. И очень много занимался… Но он не любил меня, как прежний мастер. Я для него была лишь средством удивлять людей… Слушатели рукоплескали… кричали «браво», «бис»! Но я не  испытывала радости… Мой голос стал иным, каким-то холодным и однообразным… Этому скрипачу не было дела до моей души, моего сердца… Ох, мы, скрипки, не можем петь сами, но становимся голосом того, кто берет нас в руки…

- Так что же, - вновь воскликнула скрипочка поменьше, - неужели мне всегда петь вот так, трескуче, шипуче… И надеяться, что когда-нибудь я окажусь в других руках… Ужас… Ужас!

- Да нет же, ну что ты, - ответила ей Большая. -  Твой скрипач юн, он вскоре научится, и ты запоешь светло, чисто… Да и главное-то…, - скрипка на мгновение задумалась…, - Главное, чтобы он, скрипач, любил музыку… Ведь не он, и не ты, но вы вместе служите Ей. Она, Музыка – Царица и наша повелительница… Если твой скрипач не освоит мастерства, Музыка невидимо распорядится тобой… И ты окажешься в руках иного музыканта… Со мной такое бывало, и не раз, поверь, за мои 100 с лишним… Да, случались чудеса… - и Большая скрипка замолчала…

И тут вдруг самая маленькая скрипочка задумчиво произнесла: «А я бы хотела…, долго-долго быть с одним скрипачом. На мне учится играть 6-летний мальчик… Я пока издаю только отдельные звуки, немного простых, коротких мелодий… Но мой малыш так любит меня! Он разговаривает со мной… Берет меня в руки каждую свободную минуту и так бережно и сосредоточенно извлекает каждый звук… Мой голос пока тихий, но очень-очень чистый и ласковый… Мне хочется, чтобы этот скрипач смог сыграть на мне прекрасные произведения мастеров… Ведь он подрастет и сменит меня на большую… Вам, большим скрипкам, достается и виртуозная музыка, и сочинение прекрасных новых пьес, а на нас, маленьких,  вечно упражняются неумелые ручки… Но этот скрипач… Он мой самый, самый большой друг!» - И Маленькая скрипка смущенно замолчала, стала думать о том, что мальчик, наверняка, тоскует сейчас без скрипки, его мама не успела забрать ее из класса, и школа закрылась…

Три скрипки думали каждая о своем, но каждая мечтала, как однажды Великая Повелительница Музыка явится ей и скажет: «Ты – лучшая из моих подданных… У тебя воистину волшебный голос… Он сделал счастливыми стольких людей… И потому повелеваю: быть тебе отныне и всегда в руках только талантливых скрипачей, тех, кто достоин распоряжаться сокровищами моими: лучшими из моих звучаний и лучшими из моих Скрипок… Да будет так!»     

 

«Заговорившие ноты»

Старый сборник нот под названием «Юный скрипач» однажды «заговорил». Точнее, заговорил не он сам, а наполняющие его мелодии: обычно неслышные, скрытые за замысловатым «нотным кружевом», внезапно обрели «речь»…

-      О как надоело мне быть заколдованной, закованной в этих серых значках! – пропищала маленькая однострочечная мелодия «Детская песенка»…

-      Да, – вторит ей низким голосом пьеса композитора Шумана… – Ну и жизнь у нас с вами, подруги! Все мы, дивные мелодии, подданные Музыки – Царицы, служим ей как можем… Но что мы можем – безголосые? А наши скрипачи не видят нас, для них мы – только ноты, с трудом «превращаемые» в звуки…

Маленькая мелодия «этюда» тихо сказала:

-      О, вас хоть кто-то любит. А меня вечно «озвучивают» нехотя, то и дело вздыхая: «Опять этюд»… Никто не видит моей красоты, моего стройного облика – ритма, никто не видит моего красивого синего цвета… А ведь я из семьи «Соль мажор»!

Пьеса великого И.С. Баха «Марш» грозно сказала:

-      Полно вам! Я храню в себе подлинное сокровище – две великие Радости: о том, что Мир Божественный Строен и Прекрасен, и о том, что каждый человек должен стремиться вверх и вперёд. А как вы думаете, хоть кто-нибудь из детей может «догадаться» об этом? Даже их учителя, взрослые музыканты (!), вечно заняты пустяками вроде «смычок – так, смычок – этак!», «тут легато, тут деташе!», «тут громче, тут тише»… Терзают они сердце моё… Почти три века уже…

-      Что же делать нам? – воскликнула пьеса Моцарта «Вальс»… – Нам поручено быть вестниками Красоты, мы её искры, мы её Лучи! Но что же, что же делать нам, если сами мы не звучим?! Нас «разучивают», с нами «выступают»… Но и вправду: кто нас по-настоящему любит?!…

-      Да, сестрица, тайна Красоты, сокрытая в нас, раскрывается при этом маленьком условии – когда нас любят, и сильно любят, до восхищения… – задумчиво сказала пьеса Гайдна «Анданте». И продолжила, подумавши немного:

-      Руки-то научить недолго. А вот как научить сердце…?

Пьесы ещё долго «говорили», высказываясь о наболевшем… А выговорившись, пришли к решению – просить Повелительницу – Музыку – освободить их от службы этой невыносимой. И стали все молиться: «О Царица, дай нам свободу. Освободи от сковывающих одежд – от этой ужасной одежды – нотной записи! Дай улететь обратно в Небо, вернуться в Царство твоё, где всё звучит, сияет, где царствует лёгкость и вдохновенность! Мы гибнем в этом царстве тяжести. Отпусти нас на Свободу, о Великая!»

Так взмолились… и стали ждать Ответа…

Тут в класс вошли дети с учителем. И остановились, поражённые необычностью атмосферы класса. «Всё наполнено скорбью…»

-      Что-то здесь произошло, – сказал учитель. И посмотрел на сборник, лежащий на рояле. – Чей сборник, дети?

-      Мой, ответил Ваня, смущённо. – Я вчера забыл его, оставил после урока…

-      Помолчим немного, послушаем…

-      Мне кажется, что ноты на нас обижены, – тихо сказала девочка лет семи, Аня.

-      А мне сборник как-то не хочется в руки брать, будто он и не мой вовсе, – задумчиво добавил Ваня.

-      Я вспомнила! – внезапно воскликнула Наташа. – Мне же сегодня снился сон необычный. Будто я открываю ноты – учить Концерт… А там – одни белые чистые листы! Все ноты исчезли! Мне стало страшно и я проснулась!

Учитель: А может это нам всем предупреждение… А вдруг исчезнут все ноты, все записи музыки… А ну как придётся нам всем, каждому, вслушиваться, чтобы заново Красоту, в Бесконечности живущую, по капле улавливать, да в пьесы «превращать»… Трудно это, и учиться надо долго. Давайте-ка, пока так не случилось, учиться у Музыки записанной, да нам великодушно подаренной.

Ох, и вправду, видно, прогневили мы Музыку… Будем исправляться. Берите-ка скорей скрипки, да поближе к сердцу…