A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Undefined index: key

Filename: feedburner/index.php

Line Number: 59

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/c/cy37150/scalae7.net/public_html/system/core/Exceptions.php:186)

Filename: feed/category.php

Line Number: 8

Живая Школа https://scalae7.net/ На сайте "Живая Школа" вы сможете узнать о новой педагогике, ориентированной на духовное развитие, базирующейся на Знании основных Законов Бытия и законов психической энергии. Можно познакомиться с новой методикой музыкального образования и воспитания (развитие музыкальности, музыкального мышления, музыкально-исполнительского мастерства...), основанной на принципе развития сознания и воспитания духовных потребностей личности. Sat, 15 Feb 2020 13:14:01 +0600 en-ru MaxSite CMS (http://max-3000.com/) Copyright 2022, https://scalae7.net/ Исполнительское искусство и психическая энергия. О вдохновении. https://scalae7.net/page/ispolnitelskoe-iskusstvo-i-psihicheskaja-energija-o-vdohnovenii https://scalae7.net/page/ispolnitelskoe-iskusstvo-i-psihicheskaja-energija-o-vdohnovenii Sat, 15 Feb 2020 13:14:01 +0600  

  Прекрасное искусство считается Божественным
  Даром человечеству. Стремление к Красоте
  Является ответной благодарностью
  человечества Миру Высшему,
  а также чудесным ключом,
  позволяющим не оставить нереализованными
  сокровенные возможности этого великого
  Дара Искусства.

 

В явлениях искусства взаимодействуют два вида творчества: запечатление тонких форм Красоты в образах и формах, и выявление этого тонкого начала – Огня в созданных формах.

Незримое и прекрасное творчество духа.

Умение выявить начало, вдохновившее создание великих произведений – идеи, мысли, энергии образов, отличает талантливого исполнителя.

 

Понятие мастерство в основе своего значения содержит умение донести тот Огонь, который уже начал свой путь к людям, пройдя через ступень создания творческих форм в искусстве – в создании талантливых и гениальных произведений.

 

Век сверхтехнологичного подхода к искусству внёс некоторую затемнённость в понятие мастерства, сведя его к изощрённости внешних умений, сделав необязательным творчество внутреннее.

 

Сокровенное тонкое начало в талантливых и гениальных явлениях искусства, само по себе являющееся результатом многих явлений незримого сотрудничества, – настоящая цель всех трудов в искусстве и единая ценность, объединяющая людей в общем искании – творцов, исполнителей, зрителей и слушателей.

Осознание этой ценности и цели искусства достаточным числом людей возвысит не только сферу искусства, но и внесёт в жизнь чистую энергию потребности в красоте всей жизни.

Понимание Красоты как цели настоящего творчества утвердило понятие служения в сфере искусства (которое, к сожалению, сохранили в своём словаре только артисты театра).

 

Благо Красоты, ещё мало доступное человечеству страдающего мира, но благо суждённое, приближается по мере исканий, основанных на знании о тонких энергиях, о психической энергии.

Одним из путей к этому суждённому Благу красоты является искусство, объединяющее в себе цвет, звук, ритм, формы подвижные и застывшие.

 

«Вдохновляющая сила искусства»… Сколько раз произносится эта фраза… Проскользнёт по этой фразе чей-то взгляд, внимание упорхнёт вместе с ветреной мыслью: «Трюизмы, трюизмы… – Надоело, ничего нового!»

Ученик, «скачивающий» тексты для сочинения или рефератов, скептично пошепчет что-нибудь о надоевших нравоучениях взрослых…

Но кто-то, самостоятельно ищущий смысл в утверждениях, которые «почему-то» считаются вечными, в словах, которые «почему-то» даже звучат вдохновляюще, ищет знания, объясняющие причины явлений незримых, но ощущаемых.

 

«Пора человеку признать истинное значение слов, им произносимых. Но может ли человек рассуждать о значении вдохновения без понимания Надземного мира?» («Надземное», 848).

 

Тонкие явления красоты в искусстве, часто сопровождающиеся вдохновениями, озарениями, катарсисом, в двадцать первом веке снова становятся основой изучения искусства, началом нового осознания его ценностей и утверждения новых подходов к обучению искусствам – более человечных и одухотворённых.

Речь идёт о бережности к психической энергии, внимании к её индивидуальным проявлениям и создании условий для углубления сознания и мышления в процессе занятия искусством.

 

Двадцатый век явил низшие точки в падении уровня запроса и к качеству впечатлений от искусства, и к качеству мастерства в искусстве. К началу двадцать первого века высшим критерием качества во всех видах искусства стало умение техничного и эффектного изображения – вместо выражения глубины образа, идеи. Внешние приёмы исполнения часто отделены от мыслетворчества. Когда отсутствует согласованное творчество сознания внутреннего и внешнего, тогда тонкие вибрации Красоты малодоступны.

 

Зрительские впечатления в этих условиях формируются как удовольствия низшего порядка: от эмоционального возбуждения, а также от удовольствия лицезрения достижений человеческой ловкости.

 

Красота и её неотъемлемый спутник – Вдохновение, – эти незримые окна в мир Духа, в мир высших чувствований и светоносных мыслей, – в условиях пониженных вибраций психической энергии становятся недоступными.

  

…Ощущение освежающей энергии, очищающей мысль, побуждающей к творчеству, знают многие. – Прекрасной возможностью наблюдения за проявлением психической энергии является процесс исполнительского творчества, в результате которого реализуется потенциал художественных образов и идей.

 

Исполнительство – особенная деятельность в искусстве. Большая часть видов искусства требует деятельности как создателя произведений, так и исполнителя, и опирается на зрительское восприятие, образуя как бы незримый мост тонких энергий – от Мира Духовного – к Миру физическому.

Театр, музыка, танец – искусства, разворачивающие потенциал идеи через систему образов – во времени, в движении. В этих искусствах авторский замысел, идея проявляются только при помощи исполнителя – полноправного участника создания образа. Именно исполнитель - артист своей мыслью и энергией реализует замыслы в действии, наполняя их своим сознанием – своей мыслью и психической энергией.

 

«Нас слушает Пространство», – скажет учитель ученикам, объясняя необходимость в каждый момент творческой деятельности чётко мыслить, создавать образы ясные и возвышенные.

Тонкий Мир и Мир физический соединены мыслью сердца. Искусство – область сердечной мысли. Не только сознания людей земных, но сознания Мира Тонкого «омываются» чистыми «водами» Красоты, проявленной в творчестве земном.

Стремление к достижению наиболее высоких явлений прекрасного, к выявлению наиболее тонких энергий соответствует единой задаче возвышения жизни земной и соединения мира земного с Миром Света.

 

«…в самом Тонком Мире нет наших физических звуков: так трансмутируются энергии по разным слоям… Можно наблюдать поучительное изменение в разных мирах, но принцип огненных явлений остаётся везде неприкосновенным» («Мир Огненный» I, 627).

 

Что главное в явлении творческого вдохновения? – Прекрасные формы, высокая вибрация мысли, утончённая красота образа… Но не только в области искусства осуществляется приобщение к вдохновляющему творчеству. Каждый человек призван к внутреннему исканию красоты, иначе говоря – к духовному самоусовершенствованию. Вдохновение – лишь признак участия тонкой энергии в работе сознания.

Ценность искусства заключается именно в том, что его средства, его обращённость к чувству, предоставляют людям ближайшую возможность почувствовать мир духа – через непосредственное восприятие Красоты. Все явления Красоты на земле несут в себе высшую жизненность – энергию Мира Высшего.

 

«Замолкните струны, допустите ко мне лад новый», – сказано в одном гимне греческой Мистерии. Такое обновление лада духа не есть пустота, как иногда говорят. Открыть сердце не значит его опустошить, наоборот, когда замирает гудение оконченного аккорда, пусть устремление духа немедленно обостряется для принятия более возвышенного лада» («Мир Огненный» I, 416).

 

Человек любит искусство именно за даруемую возможность приобщиться к чистой и возвышенной жизни – как к чистому роднику прильнуть в пустыне. «Пустыня» – мир, исчерпавший жизненность, исчерпавший огонь Красоты.

 

«Истинное искусство не терпит никаких современных условностей ни ограничений малосознательного суждения. Малая сознательность гнездится большею частью среди обитателей городов, яро отупевших от бетонных и железных тисков и оявленных на расшатывающем ритме механического труда и на удушении возможными отравами от сгорания газолина и прочих ядов» (Е.И. Рерих Записи, 1951 г.).

 

Силы Света поддерживают всех творцов светлых. Вдохновение, озарение – токи Огненные, участвующие в поддержании равновесия Мира.

 Те, кого человечество чтит, как гениев искусства, явились самоотверженными подвижниками Красоты, жертвовавшими не только личным благополучием, но часто своими жизнями ради приношения человечеству Энергий Прекрасного.

Красота искусства соединяет человечество не только с Миром Высшим, но содержит в себе возможности ощущать дыхание Красоты Космической Жизни.

  

Психология двадцать первого века делает своим предметом то, что психология прошлых веков относила в область абстракции или туманного оккультизма. Центры высшей нервной деятельности человека обеспечивают возможность участия человеческой энергии в процессах пространственного сотрудничества, давая возможность воспринимать и воздействия космических токов, и Мысль Мира Высшего. Созданные при Иерархическом Воздействии произведения искусства входят в сокровищницу мировой культуры.

Все явления гениального творчества во всех сферах человеческого творчества созданы именно благодаря воздействию Мысли Высшей.

 

Каждый человек обладает способностью сотрудничества с Миром Высшим. Но только бескорыстные труды на Общее Благо, искания Красоты и Знания делают эти возможности доступными.

Новая Эпоха становится временем сознательного сотрудничества человека с Миром Высшим. Началом является осознание психической энергии как единого Огня, связующего Планы Бытия, связующего человека и Космос. Новые прекрасные формы, новые идеи будут следствием осознания творческой мощи огненной психической энергии.

 

«Чистый сосуд» – требование Пространства к человеку-творцу. Нельзя влить чистые воды в сосуд загрязнённый. Понимание необходимости содержать энергию сознания в чистоте изменит и отношение к искусству, обратит внимание на условия обучения искусству.

  

Своекорыстие… – плотная пелена, серый налёт на ауре, не пропускающий свет.

Творец ищет яркий образ и находит – в низших слоях Мира Тонкого… Нет света вдохновляющего…

Кто-то спросит: «А как же быть с образами предателей, вредителей?»… Но талантливое и светлое творчество выявляет истинные закономерности, проявляет земные события в свете перспектив развития духа и сознания – в свете Беспредельности. Отсюда оптимизм и Свет – как неизменно сопутствующие талантливому творению в искусстве.

Тёмное творчество направлено на закрепощение сознаний в явлениях сиюминутной действительности без возможности видения перспектив раскрытия сил духа в земной жизни.

Но вдохновенное произведение несёт сердцу весть о вездесущем Свете. Каждый творец знает, что только то, что приобщается к Свету, становится неуничтожимым и приобретает сияние Света…

 

Поэтому так притягательны творения гениев. Исполнительство вносит сотрудничество, и это сотрудничество либо проявляет присущий творению свет, либо закрывает доступ к нему.

 

Как часто во всех видах искусства, наблюдаем характерное явление: яркость образов тёмных, и обеднённость энергией – светлых. Как необходимы вдохновенные светлые образы! Но исполнителям легко удаются образы яркого мира страстей и редко удаётся достичь убедительности и притягательности образов светлых.

Магнетизм тёмный – понятен, магнетизм светлого Огня оказывается мало доступен. Накопление психической энергии и реализация её потенциала в искусстве осуществляется на основе утончения сознания, углубления процесса мышления, напряжения исканий Красоты.

Так же, как люди склонны просить Высший Мир о помощи, но не прилагать усилий достижения Света, так же светлого вдохновения ждут, мечтая, но не прилагая труд утончения психической энергии, углубления мышления.

Почему? Потому что при всей нелёгкости труда внешнего – овладения приёмами мастерства, труд сознания объёмнее, а результаты его не так очевидны.

«Трудись, не ленись, ты талантлив(а), ты можешь преуспеть», – твердят взрослые детям. Нагнетение воли взрослых ради проявлений достижений детей наполняет учебные заведения… Но редко вместе ищут красоту. Редко скажут детям о необходимости искать возвышенность образа как основу творческого действия. Редко объясняют природу вдохновения и истинную сущность таланта детям.

Почему? По сложившейся привычке наиболее важное оставлять за пределами внимания? Или потому, что труд учителя в работе воспитания не так заметен, как при внешней наученности?

Результатом правильного воспитания в искусстве является рост талантливости художественных проявлений учащихся, нарастание качеств культуры в исполнительском творчестве.

 

…Истинно, только знание делает людей свободными: свободными от напора своекорыстных желаний, как собственных, так и чужих, а также от мошенничества, пользующегося человеческим невежеством, использующим наживку – честолюбие – особенно в искусстве. На неё мошенники ловят и детей, и их родителей, как в детских студиях, так и в пафосных международных проектах. При этом реклама не поскупится на возвышенные слова о развитии и необходимости выявления детской талантливости.

 

Только по мере развития знания о внутреннем человеке будет изменяться искусство и подходы к обучению. Мир Новый не явится как ниспосланное чудо, но, как все явления, пройдёт стадии нарождения, развития, становления в борьбе тенденций и противодействий рождая новые формы сотрудничества человека с Жизнью Беспредельной. Путь познания ведёт ввысь, ко все более глубокому пониманию огненной сущности творческих процессов, их тесной связи с процессами Пространственными.

  

Психическая энергия – основа всех знаний в Новой Эпохе. Знание огненной светлой природы вдохновения заставит отказаться от выгодной мошенникам механичности критериев, заставит искать энергию мысли и высокой идеи в творчестве.

 

…Почему дети предпочитают свободные импровизации механическим упражнениям?

При всём разнообразии индивидуальностей и способностей, общей причиной является потребность в свободе и самостоятельности. Свобода и самостоятельность – непременные условия развития психической энергии: раскрытия её потенциала и утончения качеств. Психическая энергия – энергия мысли и сознания – единая основа всех ценных творческих проявлений.

Психическая энергия – индивидуализированный огонь – нарастает, утончается, проявляет свои качества – при условии свободного проявления воли, напряжения мысли и творческого искания. Что при этом не отменяет необходимости воспитания внутренней дисциплины и чувства ответственности, умения владеть собой и добиваться качества во всяком деле. Не следует, под предлогом заинтересованности детей, давать ученикам произведения и формы, выразившие примитивный уровень потребности в красоте. Наиболее возвышенные подходы к творчеству легче других усваивают дети доподросткового возраста.

…Метод «Делай так» – вездесущее натаскивание на качественный результат. Мера его применения уменьшается по мере одухотворения всей педагогики искусства, расширения её горизонтов.

Тонка грань между необходимым послушанием ученика, без которого обучение невозможно, и желанием учителя ускорить достижение ребёнком профессионального уровня качества. Часто в искусстве, где введение в профессию начинается рано, мастерство растёт за счёт подавления энергии талантливости.

Психическая энергия детей часто вычерпывается, подобно тому, как исчерпываются природные ресурсы – губительно, не оставляя перспектив. Чем способнее ребёнок, тем меньше у него шансов на гармоничное развитие в мире, наращивающем темпы конкуренции и ловящем силы человеческие на приманку честолюбия.

 

Тысячи талантливых детей и схематичное творчество взрослых… Лукавят те, кто говорит о неизвестности причин этого явления. Причины давно известны. Внешняя причина – своекорыстный обман взрослых, выдающих обычное (иногда болезненное) за необычно талантливое. Причина внутренняя – подавленность духовного развития способного ребёнка, в результате – не набирает высоту мысль, не раскрывается потенциал сознания.

 

Современная педагогика не менее, чем медицина, нуждается в знании внутреннего строения человека. Центры высшей нервной деятельности включаются в деятельность постепенно, семилетие за семилетием. Форсировать развитие психических процессов нельзя. Но необходимо воодушевлять детей, питать красотою их мышление и воображение, давая широкие представления о жизни и ставя задачи труда, соответствующие возрасту и оставляя возможности для самостоятельных исканий.

 

Именно из представления о сложности строения действительного, внутреннего человека следует закон бережности к детству, нуждающемуся в самых возвышенных впечатлениях, в самой чистой энергии мыслей и мотивов и бережности к сознанию. Чем культурнее окружение ребёнка, чем правильнее организованы условия его обучения, чем тоньше запрос к качеству его ученического труда, тем гармоничнее раскроется индивидуальный потенциал.

 

…Звучит музыка, исполненная глубокого чувства, в ней и надежда, и отчаяние, и страстная любовь – а на сцене блестящая виртуозность движений «звёздной» балерины при полном отсутствии чувства… Прекрасно искусство балета. Древнее, с оккультными корнями. Танец выразителен, в сочетании с возвышенной музыкой танец становится уникальной возможностью выражения самых несказуемых чувств…

Концерт струнного ансамбля… Блестящая техника, темперамент… Мысль не проявлена. Слушателям быстро надоедает. Слушатели-музыканты с интересом изучают приёмы исполнения. Зал рукоплещет – умению и… объявленным многочисленным конкурсным победам исполнителей.

Театральная постановка великого произведения. Замысел автора, прекрасная идея, извращён в угоду эффектности и шокирующей «выразительности».

...Многообразны отступления от ценностей Красоты. В мире привычной борьбы за лучшие условия существования немногие понимают опасность перевеса тяжёлых энергий, низких вибраций. Своекорыстие и честолюбие рушат мосты Света не только в искусстве, но в каждом труде, во всей жизни.

Гашение тонких возможностей – утрата возможности вдохновений – в этом преуспел Мир уходящий. Мир Новый утвердит искания Света во всей широте жизненного творчества.

 

Скажем юным:

Ничего не бойтесь. Дерзайте! Талантливое творчество не только не связано с явлениями общепринятых признаков успешности, но часто противостоят им.

Талант – накопления духовности и многовековой опытности в познании и творчестве –нуждается лишь в ритме труда и в сердечности – в любви. Великая Жизнь каждому находит труд и место в беспредельной цепи сотрудничества. Поэтому нет смысла в соревнованиях, лучше – помогайте друг другу.

Познавайте свободно, не отвергая бездумно кажущиеся абстрактными идеалы. Но сами ищите заключённые в них зёрна идей. И когда убедитесь в их огненности – жизненности, выявляйте их сегодняшнее звонкое звучание, принимая на себя часть ответственности за Будущее.

Углубляйте знание. Ищите учителей, которые поведут вас по пути вдохновляющей красоты знаний и творчества. Чем труднее будет путь, тем ярче вспыхнут огни ваших дарований. Пусть будут строги к вам ваши учителя, тем большей глубины качества достигнете вы в ваших трудах и познании. И тогда вашему взору откроются прекрасные высоты, и свет солнца и звёзд над ними не оставит места поклонению блеску мишуры и декорациям в виде пьедесталов и корон.

Тонкий голос сердца – часть великой красоты жизни. Не заглушайте его в себе ни при каких обстоятельствах. По мере стремления согласовывать труд ваш с голосом красоты внутри сердца и по мере вашего бесстрашия жить и творить в согласии с чувством красоты, в вас будут раскрываться и крепнуть силы ваших талантов.

Не слушайте голоса обыденности. Стремитесь, потому что стремление – закон жизни. В стремлении рождается вдохновенность. Ищите красоту во всей жизни. Красота и Знание сделают вас счастливыми, свободными, окрылёнными прекрасными огнями вдохновения.


15.02.2020

Обсудить]]>
Искусство и ток сердечного огня. https://scalae7.net/page/iskusstvo-i-tok-serdechnogo-ognja https://scalae7.net/page/iskusstvo-i-tok-serdechnogo-ognja Mon, 07 Jan 2019 16:56:08 +0600 Теплота сердца, любовь к красоте исполняемого произведения порождает явление особой тонкой вибрации, присутствие которой в исполнении – основная причина преображающего воздействия высокого искусства.

Вдохновение, катарсис, озарение, исцеление, – всё, что человечество замечало как особенные явления воздействия искусства, – указывает на явление Огня, причём, в особом его качестве.

Классическая музыка с её потенциально высоким уровнем воздействия на сознание человека нуждается в исполнителе, способном передавать энергии Духовного Плана.

Над всеми факторами воздействия искусства возвышается ведущее начало – психическая энергия исполнителя. В динамических формах искусства можно наблюдать, что аура исполнителя оказывает не меньшее воздействие на зрителя, чем исполняемое им произведение. В искусствах статических сознание творца выявляется и запечатлевается в каждом элементе созданной формы. Поэтому формы в искусстве дают возможность либо дальнейшего проникновения в мир более высоких идей и образов, либо полагают предел уровнем запечатлённых вибраций.

…Явление тонкой вибрации сердца, присутствие которой является причиной особой ценности явления искусства, не обусловлено исполнительским мастерством, но именно движет развитием мастерства, формируя наиболее утончённые, подвижные, наиболее индивидуализированные и неповторяемые, постоянно обновляемые исполнительские приёмы.

«Вечный» вопрос о соотношении техники и содержательности в искусстве останется в прошлой Эпохе. В Новой Эпохе, утверждающей все основные принципы на основе знания о психической энергии, человеческое сознание поднимается над этими противоречиями, причина которых – отсутствие понимания энергии мысли. Именно качество мысленной энергии определяет качество каждого действия, каждого явления.

Техника как мастерство выразительности должна формироваться на основе осознанности художественных целей, на той глубине восприятия красоты, которая доступна обучающемуся и воспитание которой и является главной задачей.

Настоящей бедою современного мира стал отрыв целей искусства от Духовного Плана человеческой жизни, от красоты. Бедою современного искусства является отрыв действий в самом начале формирования технических навыков от сознания и сердца. Техника внешняя, достигая небывалой высоты, становится выявлением духовной безликости, что исключает возможность реализации искусства как мощнейшего средства духовного развития человека, отлучает творческие действия от источников тонких энергий.

Человеческая духовность невозможна без утончения всех восприятий посредством развивающегося чувства красоты. Примитивизм религиозного мышления, упрощённость представлений о бытии, огрубение человеческих взаимоотношений… – многое может быть преодолено, благодаря высокой, синтетичной мысли искусства. Но мысль и красота, эти великие ценности искусства, отступают под напором тяжёлых волн конкуренции, оставляя на поле творчества лишь искание всё более изощрённых внешних приёмов мастерства. Сформированные таким упрощённым путём технические навыки являются пожизненной преградой между сознанием исполнителя и духовным планом искусства. Только истинно одарённый исполнитель самостоятельным поиском восстанавливает те связи между сознанием и действием, мышлением и действием, которые нарушены неправильным обучением, нацеленным на внешние эффекты, а не на подлинную выразительность.

Музыкальное исполнение, театральное действие, балет, – во всём в равной степени наблюдается сейчас духовная упрощённость, как бы выдворение мысли и сердца из процесса исполнения. Силы разрушения берут в процессе творчества верх, убедив множества в том, что выражение художественного замысла – не задача сознания исполнителя, а задача его техники: чёткость внешнего действия, подчинённого заданному извне алгоритму, заменяет мысль и тонкость чувства. Сама цель художественного действия стала пониматься как необходимость впечатлить, поразить, удивить зрителя, слушателя. Так незаметно, под шумные возгласы и крики «браво» оказалась изгнанной со сцены работа духа и сердца, так выдворяется из классического искусства его главная цель – выражать сущность жизни – Свет.

Под аплодисменты толпы, Эпоха уходящая утвердила как норму отсутствие самого принципа искания красоты. Редким в искусстве стало присутствие тонкой, для многих сокровенной, но для многих вполне ощутимой и изучаемой вибрации сердца, являющейся мостом между зримым явлением искусства и великой Незримостью.

Ни оригинальность трактовок, ни темпераментность исполнения, ни живость чувства, ни отточенность приёмов не дают того, что должна передать сердечная мысль исполнителя – живой ток красоты, ток тонкой огненности, от присутствия которого в жизни зависит не только здоровье и радость людей, но опосредованно – очень многое во всём строе жизни.

Приучаясь востребовать это тонкое Начало в искусстве, человек учится стремиться к нему во всей жизни, очищая таким образом от грубости, фальши и поверхностности многие явления жизни. Великие философы и воспитатели человечества твердили эту истину многие века, но снова и снова, пока ещё остаётся время, человечество будет делать выбор между живым и мёртвым, между фальшивым блеском и сиянием истинных ценностей…

Не аллегории, не метафоры такие понятия, как «ток красоты», «вибрации красоты». В искусстве, в жизни дня это вполне воспринимаемая и доступная исследованию энергия, которую чуткое сердце, улавливает на Плане Духа и передаёт, подчиняя этой задаче все нюансы действий физического и психического планов.

Именно этому – тонкой координации духовного, психического и физического действия следует обучать как основанию мастерства во всех видах искусства.

Новая Эпоха, поднимая Знамя Красоты, возвещает ведущее начало духа и сердца, тем открывая возможность развития самым утончённым формам творчества. Эта утончённость, это разнообразие основано на бесконечном многообразии оттенков Огня. Огонь жизненно и легко входит в искусство, как только сознание устремляется вглубь, ища не скорые победы в конкурентной борьбе за внимание зрителя, а радость соприкосновения с подлинной жизнью, с глубиной духа, которая в искусстве являет себя как красота.

Именно вибрация красоты, уловленная сердцем, зажигает сердца, одухотворяет мысли, побеждает бациллы болезней, ибо она, эта тонкая вибрация – спасительный Огонь жизни, в его самых утончённых проявлениях и в многообразии благотворных возможностей.

Истина, возвещающая о спасительной роли красоты, стара, но сегодняшний мир как никогда нуждается в ней. Мир нуждается в подвиге красоты: в стремлении к Красоте и защите красоты в жизни и в искусстве.

Декабрь, 2018

]]>
Об искусстве и красоте https://scalae7.net/page/ob-iskusstve-i-krasote https://scalae7.net/page/ob-iskusstve-i-krasote Sun, 25 Nov 2018 17:45:07 +0600 15.08.2017. О технике музыканта.

Очевидно, что техника музыканта не должна сводиться к механике. Каждое прикосновение к инструменту должно быть осознанным психическим действием.

Но, видимо, пора принять новые наименования, уточняющие суть задач начинающего музыканта и проясняющие сущность музыкально-творческого процесса для музыканта-исполнителя. Так же, как понятие звукообразование подчёркивает индивидуальное творческое начало и ответственность, так же понятие психотехника музыканта лучше передаёт суть задач мастерства как достижение гармонии внешнего и внутреннего начал.

В процессе обучения детей часто внимание настолько концентрируется на внешней форме движений и действий, что теряется то главное, ради чего инструмент берётся в руки – энергия и мысль.

Именно эти два великих аспекта Действительности во всех видах творчества человеческого, и музыкального творчества в особенности, составляют главную и непреложную ценность. Искусство, как наиболее последовательное и целенаправленное искание гармонии между зримым и Незримостью, фокусирует свои достижения именно как явления сокровенных связей между Тонкими Планами и физическим миром. Понятием, олицетворяющим сущность этих сокровенных исканий, является красота.

Но в последние десятилетия нагнетение сил конкуренции стремительно отдаляет искания музыкантов от целей жизненности и красоты. Ускорение технических достижений делает игру начинающих механичной. Живая жизнь души и духа заменяется вредной эмоциональной ажитацией. Взрослеющий «вундеркинд» не может обрести то, что оставлено за рамками стремлений с самого начала – содержательность, красоту энергий музыки, ибо аппарат сформирован как комплекс механических умений, когда «руки отдельно от души».

Психотехникой музыканта назовём способность передавать энергии мысли и духа посредством тонко организованных связей между внутренним слышанием, чувствованием, осознанием, видением и – физическим аппаратом, являющим чуткость и точность. Труд в этом направлении осуществляется с первого урока и ни на мгновение не теряя цели и не жертвуя гармонией «мысль-звук» ради быстроты приобретения новых внешних навыков.

2018– 06 – 06 Виртуозность.

Красота… эта вечно ускользающая реальность, настоящее бытие – человека и искусства. Если нет уловленной энергии красоты, света красоты, то нет и искусства.

При отсутствии этого тонкого явления – красоты – мало смысла в жизни человека, и совсем исчезает смысл трудов в искусстве. Только понимание этой ценности, такое простое и понятное, привнесёт жизнь в спешащую к «достижениям» школу музыки, на всех её уровнях.

Что такое виртуозность? Разве привлекательность виртуозности, являющейся слушателю как «скорость и блеск», не есть красота в аспекте полётности её существа? Красота, уловленная в мгновениях стремительно несущихся ритмов… Но не механика несёт слушателю вдохновенные эти ритмы. Именно дух исполнителя, именно красота, уловленная духовным слухом и заново обретённая в звуковом поиске, вдохновляет слушателя.

Сколько скоростей и удивительных подробностей технических умений можно наблюдать и слышать на современной сцене, а виртуозность по-прежнему редка. Восторг сердца, чувствующего огненные ритмы в ткани звука, восторг, нашедший своё выражение в исполнении – то, что является вдохновением виртуозности. Послушаем исполнение Ф. Крейслера… Как отличен его стиль, сколько блеска и огня… И как далеки от настоящего полёта многие несчастные ученики-виртуозы, которым не объяснили их учителя, что не скорость и точность – их истинная цель, что это нахождения, нужные не сами по себе, «внутри» этих нахождений – новые и новые нахождения, ведущие к красоте…

Так бегущий к вершине горы, одолев бурный поток, густой лес, наконец, достигает вершины. И что же? С вершины можно видеть красоту пространства и звёзды, но молчит сердце «достигшего», не может испытать радость открывающейся новой красоте. Почему? Потому что в своём беге он не успел рассмотреть и восхититься тем сокровищам, которые были на его пути – сияли в том потоке, лежали сокрытыми в том лесу. Вот она, вершина, но молчит сердце «достигшего», ибо оно не научилось тому, чему должно было научиться в пути – радоваться нахождениям красоты – сокровищам, сокрытым в каждом мгновении пути…

Не будем слепы и глухи, сокровища – не вдали, они в каждом звуковом мгновении, в материале простом и сложном равно трудно их найти, но именно в этом – истинная задача музыканта, от решения которой и зависит достижение истинного мастерства.

2018-10-01. Смысл искусства – в его способности служить проявителем ритмов высших сфер бытия. Учить искусству – значит не только вооружать приёмами мастерства, но с первых шагов обучения воспитывать понимание необходимости стремления в эти возвышенные области, где мысль и дух соучаствуют в Единой Жизни, объединяя сознание человека с бытием всего космического Мира.

Ученик в искусстве обучается возвышенно чувствовать и глубже мыслить, целенаправленно утверждаясь в умении находить наиболее прекрасные образы и наиболее возвышенные идеи.

Приобщение к истинному искусству – это осознание красоты, питающей мир. И сама техника в искусстве – это умение выразить наиболее возвышенное, наиболее тонкое, огненное начало.

С самых первых звуков нужно направить внимание ученика на поиск красоты, научив слышать внутренне качество звучания, его сердечность, теплоту и тонкость. Без этого необходимого, устойчивого устремления нет искусства, есть лишь ловкость внешних действий, которые в Эпоху напряжённых противостояний Света и тьмы, созидания и разрушения, будут лишь умножать поверхностные энергии, легко становящиеся на службу хаосу, разрушающему всё наиболее ценное в человеке и в пространстве.

Красота – в устойчивости стремления к высшим восприятиям.

2018-11-25 Вибрации – основа понимания музыки и искусства в целом.

Гармония вибраций, соотношение вибраций составляют основу представлений о сущности искусства.

Ценность произведения искусства полностью определяется тем, насколько утончённый строй вибраций в нём явлен, насколько гармонично явление сочетания вибраций. Цвет, звук, композиция – всё это явления некоего уровня вибраций в их соотношениях. Музыкальность, это самое обобщённое понятие музыкальной практики, может быть вполне и непротиворечиво определено только на основе знания о вибрациях.

Все явления подмены истинной выразительности приёмами внешней техники уйдут, когда утвердится внимание на явлении комплекса вибраций исполнения. Звук, этот сложный синтез вибраций духовных, психических и физических, так часто бывает дисгармоничным, когда внутренний строй вибраций либо мало проявлен, либо не согласован с вибрацией физической.

Учить искусству следует, с первых шагов воспитывая чуткость к красоте, чуткость к искренности и потребность в утончённости, сердечности. Всё поверхностное, всё натянутое, как чужие приёмы техники, так и эмоциональная ажитация, должно быть оставлено ради подлинной музыки.

Музыка, музыкальность – это явление высокой гармонии вибраций внутренних и внешних. (Восточная традиция импровизации предполагает обязательное согласование звука как синтеза вибраций, явленного исполнителем, и ритмов, или вибраций, пространства – тоже сложно звучащего).

Талантливое искусство всегда космично, ибо вся вдохновляющая суть искусства – это проводимый им строй высоких вибраций: вибраций духа человеческого, вибраций Надземных, вибраций космических лучей, которые дух гения улавливает и проводит как новые явления красоты.

Когда говорят о космичности музыки Моцарта, это не следует воспринимать как яркую метафору, но как вполне научное явление, когда для проведения высоких вибраций надземного порядка найдены соответствующие формы ритмов и звукосочетаний. Но не механично это понятие согласованности вибраций. Именно высоконравственное явление, самое возвышенное чувство и мысль – сущность космической вибрации. И без сотворчества исполнителя в этом же направлении поиска вибраций, или поиска красоты, музыкальное произведение гения останется «молчащим».

Искусство на всех этапах его проявления требует духовных усилий и сотрудничества на всех уровнях, на всех Панах жизни.

Вибрации и огонь, или энергия психическая, станут единым основанием нового понимания ценности искусства и его великих возможностей в развитии сознания и духа человеческого.

2018-11-14 Движение «В Защиту Красоты».

Искусство призвано выражать глубину бытия, глубину жизни духа; современное искусство отражает лишь пёструю поверхность человеческих эмоций.

Искусство рождено как отклик духа человеческого на великий Зов Красоты, идущий из глубин Пространства и доносящий до Земной сферы отголоски тончайших звучаний и ритмов, непрестанно творимых Космической жизнью. Но искусство современности упорно пытается привязать слух человеческий к рёву земного хаоса.

Великое искусство умеет уловить свет Истины и вызвать отклик в сердце человеческом. Искусство обычности, так ценимое современностью, умеет заглушить в сердце человеческом импульсы духа.

Когда же человечество утвердится в разумении блага настоящего искусства и откроет входы красоте?

Красота естественно может войти в жизнь каждого ребёнка, нужно лишь не прятать от детей великое искусство, не унижать его умалением, не оскорблять насмешкой. Нужно дать слово истинной педагогике и истинной психологии, развивающимся на законе права каждого ребёнка на самые тонкие образы красоты, на самые возвышенные мысли.

Когда учитель, воспитатель, родитель, подведя малыша к великому творению искусства, скажет, сам искренне воспринимая: «Посмотри, послушай – как красиво», – вибрация красоты проникнет в сердце ребёнка. И он не захочет больше видеть, как унижается прекрасная музыка клоунскими приёмами привлечения внимания, как на театральной сцене глумятся над красотой мысли великих произведений под видом современных трактовок.

Утверждённый подход бережности ко всем явлениям красоты может спасти множества от окончательного разложения. Нужно организовать новое Движение в защиту красоты. Такие движения возникали в различные Эпохи. Когда тьма готовилась торжествовать победу, когда грубость попирала все проблески утончённости, когда голос знания не был слышен массами, а религии утрачивали связь с жизнью, поднималось Знамя Красоты.

Идея защиты Красоты проявлялась по-разному, когда поднимались на знамёна идеалы искусства прошлых эпох, когда возвещались новые, более возвышенные общественные идеалы, более высокие ориентиры творчества. Группы подвижников начинали упорно продвигать новые идеалы творчества в искусстве, в познании, смещающие старые формы. Наш сложный век, граница Эпох, с его сложностью исканий и справедливой тяге к свободе, должен усвоить урок красоты, понять непреложный закон красоты, определяющий судьбы всех трудов, всех усилий: остаются в веках и слагают новые ступени культуры всегда лишь те искания, в основе которых – стремление больше и полнее выразить Прекрасное.

Идеал почитания Красоты достаточно сокровенен, человечество давно болеет грубостью, поэтому всё наиболее возвышенное вынуждено скрывать свой облик. Но под покровом любой истинно прогрессивной тенденции можно рассмотреть идею Прекрасного.

Пример, или тон, почитания прекрасного, всегда открывал кратчайший путь выхода из всех создавшихся тупиков жизни. Пришла пора снова подняться на защиту Красоты, ибо свет её так мало востребован современностью. Во времена, когда поникал свет красоты, творились наибольшие ужасы, попиралось достоинство человека, уничтожалось знание, подавлялась свобода мысли, огрублялись религии. Не такое ли время сейчас?

Так пусть новое Движение защиты красоты поднимет знамёна. Это новое Движение не будет обычным. Полотнища знамён не будут развеваться на древках. Знаменем будет пламя священного огня почитания красоты в сердце. В сердце каждого будет звучать его сокровенный идеал прекрасного. Общим будет лишь единое стремление привнести в жизнь огонь любви к красоте, бережности ко всем проявлениям красоты. Поднять брошенное и затоптанное великое искусство возвышенной музыки, одухотворённой литературы, театра, очищающего и поднимающего душу.

Поддержать всё возвышенное в творчестве современном и восстановить бережное отношение к великому искусству прошлого. Подобно сухой листве под дуновением свежего ветра, унесётся всё пошлое, пустое, уступив место тонкому, сердечному, искреннему, глубокому. Красота займёт свой трон в здании человеческой жизни. И жизнь преобразится. Истинно, лишь возвращение на трон Царицы мира – Красоты спасёт заблудившееся человечество.

Ноябрь, 2018

]]>
Мосты https://scalae7.net/page/mosty https://scalae7.net/page/mosty Sat, 27 Apr 2013 16:21:11 +0600 Жил-был человек, который очень любил веселье. Где он – там шутка, юмор, весёлое настроение. Многим было интересно с человеком, ум и слово которого всегда полны забавных находок, остроумных наблюдений. «Ты – наша скорая помощь от всех печалей», – шутили друзья и знакомые. Но один раз случилось искать помощи и ему – самому весёлому и беззаботному. «Помоги, Господи!» – страстно просила душа, направляя в Незримость всё своё внимание с надеждой, что в огромном океане пространства, она будет услышана…

В свой срок пришлось этой душе пересечь ту границу жизни, за которой исчезают все земные печали и радости, и иной строй восприятий приходится осваивать человеку, чтобы сознательная жизнь: в мышлении, в многообразии чувствований, в радости Общения и труда, – не прекратилась. Человек осуществил усилие духа и … высоко поднявшись над полем серых облаков, образованных безучастием находящихся в бессознательном оцепенении душ, увидел Облик, к которому в течение земной жизни редко, но с верою обращал свои мысли…

«Ты ли, Владыко, неужели вижу Тебя?» Волна радости, нежности окутала сердце, воспринявшее Внимание Великого Существа. Мысли, вопросы толпились, образовывая застилающий зрение туман. Человек понял, что не может не только обратиться, но и видеть, потому что мысль, не воспитанная в сосредоточении такого рода внимания, не оформлялась, а восприятия рассыпались, как стёкла в калейдоскопе, в отличие от последнего, не образуя ясных форм. Сознание, не наученное в земной жизни внимать воздействиям духовной мысли и запечатлевать их, мучительно пыталось прояснить своё «зрение» и совладать с новыми ощущениями. Усилием духа человек удержал внимание на достигнутой высоте…

Великое Существо, подобно солнцу, излучало свет и тепло… Рука поднялась, и… завеса, застилавшая зрение растерянной души, пала. Словно поднявшийся занавес открыл зрителю,  пребывающему в темноте таинственного и напряжённого ожидания, величественную картину… Перед прояснившимся сознанием предстала жизнь в неразрывном единстве её граней: этой жизнью, прежде бывшей невидимой и потому казавшейся нереальной, и той, прежней, которая теперь воспринималась как нечто далёкое и, в сравнении с приоткрывшимся Светом, тусклое…  Пространство, единое, в котором не было никаких границ между миром земным и Надземным, кроме естественного деления мысленных потоков на более плотные, тусклые, подобные низко плывущим облакам, и на прозрачные, светящиеся, легко поднимающиеся вверх, увиделось уже не как океан туманностей, но как стройная сфера взаимосвязанных струящихся потоков энергий, лучей. «Взаимодействия и взаимопомощь», – подумалось… Жизнь, единая, неделимая предстала в полноте своего смысла, благодаря тому, что теперь зримыми стали неразрушимые нити, связывающие множества человеческих душ, подобно тому, как артерии кровеносной системы или многочисленные нервные каналы пронизывают весь организм и связывают воедино все протекающие в нём процессы. Эти «нити» – мысли, которыми души как бы обменивались, посылая токи в различных направлениях… Но при этом одни «нити» виделись как красивые  спирали огня, другие же шли тусклыми, взлохмаченными кольцами, подобными дыму… Те спирали, которые в своём напряжении достигали ослепительно белого, серебристого свечения, возносились высоко, уходя за пределы видимой сферы. При этом от них искрами рассыпался свет во всех направлениях. И там, где было видно, как такая искра касается какой-либо из «нитей» мыслей, всегда возникали яркие вспышки света, которые тоже, хотя уже меньшими искрами, рассыпали свой свет… Стало понятно, что серебристые спирали, возносящиеся в Незримую высь – это мысли, способные достигать Высот Божественных Планов жизни… Взгляд смотрящего опустился вниз, охватил тусклое и туманное пространство, и в сердце возникло тоскливое чувство сожаления и беспомощности. Подумалось: «Если бы там, на твёрдой земле видели, как действует мысль, то, сейчас бы не разрушенные церкви для обрядов и служений восстанавливали, а храмы светлого мышления создавали, не деньги бы подсчитывали, а ступени к бессмертию считали, созданные огненным человеческим мышлением…»

И ещё наблюдающий увидел, как из Мира, в котором он находился теперь, в мир земного бытия тянутся некие тонкие струны, по которым нуждающимся на земле передаются светящиеся импульсы. Стало понятно, что это ни что иное, как энергии помощи: импульсы целительных энергий, токи вдохновляющих идей, мыслей, подсказывающих направления верных действий. Причём, те сознания, которые воспринимали посланные импульсы или токи мыслеэнергии, при этом как бы поднимались над тем уровнем, где были прежде…

«Мосты помощи», – возникло название виденному в уме смотрящего. И тут же вспыхнул  вопрос: «Почему же я не получил помощь, когда так нуждался и так просил»… В земной душе возникла бы обида, но эта душа уже сбросила свои земные одежды и то, что являлось обидою на земле, в условиях новых стало туманом, застилающим зрение и слух… После периода темноты, душа, вновь нашедшая утраченное равновесие, обратила своё внимание к Тому, Кто явил ей картину жизни, позволившую мгновенно познать то, о чём не раз в земном бытии вопрошала душа и что неизменно ускользало: «В чём смысл?» Теперь этот смысл открылся как творческий труд взаимопомогающих, взаимовозвышающих сил человеческих сознаний, объединённо возносящих свои стремления в Сияющую Высь жизни, труд, для которого нет ни телесных, ни пространственных границ. И всё-таки звучал вопрос, теперь уже на ясном гармоничном фоне уравновешенных энергий души. Вопрос о неполученной помощи. «Почему?»

«Твои мосты разрушены были тобою» – запечатлелось в сознании. «Радостность и  человеколюбие твои позволили тебе сейчас видеть и воспринимать в поле жизни то, что сокрыто от большинства душ, живущих в коконах своих бескрылых желаний. Но для того, чтобы мосты помощи проложить через границу телесной жизни, нужна иная радость – радость мыслящего сердца».

Так сознание вопрошающего восприняло мысль, явившуюся в сердце подобно свету солнечного луча, проникшего в затемнённое окно одинокой комнаты. И сердце устремило взгляд, полный благодарности и счастья, к Тому, чьё Сердце сияло подобно солнцу, озаряя Сферы. Но яркий сияющий свет окутывал Облик и скрывал Лик…

«Так сияние Знания скрыто для грубого ума, так сокрыто счастье для нечуткого сердца», – помыслило сердце вопрошающее. «Мосты помощи сотканы из этого сияющего света. И они строятся с обеих берегов реки жизни, один другому навстречу… Как поздно это стало понятно. Моя легкомысленная весёлость вместо созидания разрушала ткань, из которой творятся мосты помощи». Эта мысль стала последней перед новой границей, новым переходом в Сферу, где у души исчезает чувство «я», остаётся лишь свет и счастье – равное этому накопленному свету. Душа вступила в Область полного всепоглощающего счастья бытия в той его форме и в тех его мечтаниях, о которых мыслила в своих наиболее ясных и искренних переживаниях… А там, внизу, остались все её опыты и познания, чтобы, когда придёт время, стать для души её новым одеянием и неотъемлемым багажом. И особенно ярко горел свет последнего и особенно важного урока, полученного этой душой. На последней  странице её «дневника» будущей задачей жизни горела строка о строительстве незримого Моста: «Созидать Мост Помощи мыслящим и бережным вниманием. Созидать каждый час. Не разрушать путь Помощи легкомыслием». «Помнить».

]]>
О необходимости мировоззренческих основ в начальном обучении музыке https://scalae7.net/page/o-neobhodimosti-mirovozzrencheskih-osnov-v-nachalnom-obuchenii-muzyke https://scalae7.net/page/o-neobhodimosti-mirovozzrencheskih-osnov-v-nachalnom-obuchenii-muzyke Wed, 24 Apr 2013 16:47:38 +0600 «Искусство неизбежно должно выйти из своего замкнутого

 существования и перейти к творчеству новой жизни»

Н. Бердяев

 

Корень многих проблем музыкального образования в отсутствии ярко выраженных мировоззренческих основ музыкального обучения и музыкальной деятельности. Первоначальный интерес, с которым учащиеся приходят в школу редко вырастает в искреннюю приверженность к высокому искусству, любовь к совершенствованию из-за отсутствия глубокого и возвышенного начала в самом строе образовательного процесса. «В чём смысл?» – спрашивают учащиеся-подростки в ответ на «требования» учебных программ.

Психологи отмечают нарастание кризисных ситуаций среди подростков, связанных именно с отсутствием смысловых ориентиров и в образовании, и в искусстве, и в жизни в целом. «Чем одарённее ребёнок, …тем более подвержен он кризисным состояниям, связанным с поиском смысловых оправданий искусства и бытия» [1, 256].

Если подлинная педагогика – «прикладная философия» (С. Гессен), наука, основанная на знании основ бытия, то подлинный процесс учения не что иное как путь приобщения к истинному Бытию. И искусство, художественное творчество должно быть одним из наиболее кратких «путей», ибо сам процесс художественного творчества опирается на человеческую цельность: на глубинное духовное начало, проявленное в чувстве, разуме и устремлении. Заметим, что задачи, связанные с поиском и реализацией национальной идеи, должны решаться на этом пути осознания и реализации единых законов Бытия… «Подобно тому, как личность созидается через работу над сверхличными целями, так и нация становится нацией лишь через работу над сверхнациональными заданиями… Нация тем более нация, чем больший вклад внесла она усилиями своих сынов в сокровищницу человеческой культуры» [2, 77].

Детскую активность легко стимулировать: оценкой, коллективной работой... Но насколько реализуется это глубокое человеческое “Зачем? В чем смысл?” И не в прагматическом “ключе”, но на уровне высших ценностных установок, и не “вообще”,  а в каждом конкретном деле.

Выход из круга утомляющей активности и несозидательного “творчества” – в целенаправленном “насыщении смыслом” и глубиной всего процесса учения, предметного содержания, в смещении акцента на внутреннюю содержательность действия...

Многие великие исполнители подчеркивали необходимость воспитания в будущем музыканте не просто устойчивой мотивированности деятельности, но устремления к высшей ее содержательности, к сознанию служения. Вспомним также К.Станиславского, строившего систему воспитания актерского мастерства на стержне «сверхзадачи» единения в красоте…

Условия музыкальной школы позволяют обеспечить каждому ребенку «индивидуальный вход» в музыкальную деятельность через свободу, через творческую, осмысленную деятельность, но при условии, что с самого начала предлагается начинающему музыканту не «система оценивания» в музыке, а система ее ценностей и смыслов…

В своем коллективе (струнное отделение школы) мы выстраиваем процесс обучения на основе совместной (преподавателей и учащихся) концертной и концертно-просветительской деятельности. Отметки за сценические выступления не выставляются, оценка содержательная: что достигнуто, в чем следует совершенствоваться далее… Часть концертов проходит как концерты-беседы: о музыке, великих музыкантах, о подвижниках культуры. И большинство учеников предпочитает участвовать именно в концертах с беседами, которые, по их словам, помогают сосредотачиваться, вдумываться, «настраиваться на музыку»… Выступления детей в этих условиях действительно значительно отличаются большей осмысленностью, художественностью и свободой.

Красота – онтологическое основание искусства, творчества. Устремление сознания к Прекрасному  –  основа процесса музыкального воспитания. Устремление внимания ребенка к Красоте – основа педагогического метода в начальном обучении музыке.

Философское основание предмета необходимо не только взрослому ученику, но самому маленькому – в доступных и ярких образах... Именно младшие школьники скорее поймут большое значение знания и мастерства, т.к. не растрачены еще сокровища чистоты... Музыка – как “добрая сила”, красивое чувство, мысль...

Гармоничным и “энергосберегающим” будет обучение тогда, когда все явления профессионального плана будут представлены учащемуся в их жизненной сути. Звук, ритм, гармония должны открываться ребёнку как явления внешней и внутренней реальности, тогда обучение не замыкает в профессиональном мире, но расширяет мировосприятие, открывая возможности самостоятельного развития.

       Для учащихся инструментального отделения необходимо проведение в деятельности, в постоянном общении ключевой идеи музыкально-исполнительского творчества: «Музыка есть мысль, выраженная в звуке, мысль красоты. Именно звук, интонация как мысль, поток мысли…» В нашей практике – опыт работы детского кружка «Орфей», с его идеей защиты Красоты в искусстве и жизни, свободными беседами о жизненных явлениях, где пересекаются «линии» непосредственного музицирования и размышлений о жизненных ценностях. «Что есть Красота, и такие малоосознаваемые сегодня явления, как “вдохновение”, “искренность”, “творчество”…?» (Беседы легли в основу книги-рукописи для юных музыкантов «Живая Скрипка»)

Философия должна помочь и учителю в открытии глубины смысла преподаваемого предмета в контексте жизни... Методика же – организовать предметное содержание вокруг ключевых явлений. Тогда уменьшатся объемы “знаний и навыков” неприменённых, и для каждого откроются возможности творчества.

В начальном музыкальном образовании можно по-прежнему идти путем “накопления” мастерства и знаний, “расцвечивая” не всегда простой, требующий упорных упражнений труд поощрением, отметкой. Но можно весь процесс обучения выстроить “вокруг” стержня-смысла: в каждое мгновение звуком мы творим пространство, порождая звук-энергию, звук-мысль... Какой он? И общим реальным делом музыкантов становится музыкальное просвещение – “просветление” жизни Музыкою...

 

Литература

1.           Старчеус М.С. «Музыкальная одарённость» // Психология одарённости детей и подростков. Под ред. Н.С. Лейтеса. – М., 2000

2.           Гессен С.И. «Основы педагогики» – М., 1995

]]>
Начальное музыкальное образование и условия развития духовных потребностей личности https://scalae7.net/page/nachalnoe-muzykalnoe-obrazovanie-i-uslovija-razvitija-duhovnyh-potrebnostej-lichnosti https://scalae7.net/page/nachalnoe-muzykalnoe-obrazovanie-i-uslovija-razvitija-duhovnyh-potrebnostej-lichnosti Wed, 24 Apr 2013 16:45:45 +0600 «Как часто еще и сейчас … считают,

что  одной  двигательной тренировкой,

 без непрерывного духовного развития…

можно… научиться хорошо играть»

Г.Нейгауз

 

«Духовность – высшая ступень

в иерархии потребностей человека»

В.Зеньковский

 

В настоящее время понятия «дух», «душа», «духовность» обрели научный статус. Но по-прежнему требуют разрешения противоречия между духовной природой человека и отсутствием адекватных подходов в образовании, между новым, более глубоким смыслом воспитательной деятельности педагога-музыканта, ее высокой целенаправленностью и прежними, внешними критериями качества педагогического труда. Сегодня и в музыкальном образовании необходимо исходить из задач целостного воспитания личности ребенка, основанного на философско-антропологическом подходе к воспитанию, на глубоких знаниях о человеке, причем человеке эволюционирующем, восходящем к духовному самосознанию (греч. «антропос» - «обращенный ввысь»). Иначе цели воспитания по-прежнему будут декларативными, а реальные процессы обучения музыке будут затрагивать лишь внешний уровень сознания ученика, операциональный. Это позволяет множеству разрушительных явлений антикультуры поглощать хрупкие сокровища подлинной музыкальности.

Творческое, художественное начало – фундаментальное, организующее в процессе становления музыканта…  Но творческое начало есть духовное… Потребности, мотивы, ценностные ориентации учащегося – энергетическая основа всякого образовательного процесса… Причем современное знание (естественнонаучные концепции, исследования гуманистической психологии) сегодня ставит акцент  на аспекте энергии.  Сущностные свойства человека: «потенциальная бесконечность, универсальность, особая взаимосвязь с другими людьми - находят свою актуализацию в таких формах жизнедеятельности как игра и творчество» [5, 21].  Современная гуманистическая психология, вновь «открывая» двойственность природы человека – человек «внешний и внутренний, личность и сущность – источник психической энергии» [6, 80], – подтверждает идеи воспитания, восходящие к Платону, Плотину: искусство, музыка только тогда реализуют свои возможности качественного преобразования души, когда воспринимаются глубоко, когда обращены к человеку внутреннему, а не внешнему, не только к чувству и разуму, но к духу и сердцу-совести. Т.о. дух утверждается как сущностное основание психики. Духовность – присутствие в сознании и психике человека  сущностных, нетленных энергий Бытия. Классическая основа гуманизма в педагогике – примат духовного начала (не личностного, но сущностного) (Платон, Плотин, Коменский, Ушинский…).

Духовные потребности – явление тяготения личности к Высшему Началу, являющему себя как Красота – Истина – Благо…   Духовные потребности – сущностные потребности, обозначающие линию восхождения, эволюционирования человека. Именно духовная энергия, энергия утонченная, составляет основу музыкальности; позволяет развитому музыканту воспринимать и выявлять в звуке наиболее глубокие уровни содержания музыкального произведения… И талантливость – не что иное как духовность, проявление накоплений энергий духа, в том или ином выявлении  творческой деятельности…

Лучшие произведения музыкального искусства – кладезь духовной энергии… Кладезь мысли… идей, сокровищ прекрасного. Но, как сказано Е.И.Рерих: «Вы, идущие путем искусства, умейте воспользоваться его дарами». «Лишь созерцая прекрасное тем, чем его и надлежит созерцать… постигнет он истину, а не призрак ее» (Платон, «Пир») [7, 142-143].

В начальном музыкальном образовании по-прежнему остро стоит проблема воспитание – развитие, связанная именно с тем, что сокровища культуры, с которыми учащиеся и педагоги постоянно «работают», остаются «где-то рядом»…Развитие происходит «на периферии души» (Зеньковский). Уровень знаний и мастерства значительно превосходит уровень обретаемой культуры. Именно культура, как глубина общения с музыкой (будь то  исполнителя,  или творца) – подлинный показатель духовного развития музыканта.

Критериями качества начального музыкального образования должны быть не уровень умений-навыков, но прежде всего культура общения со звуком, и степень востребованности  музыкального искусства – как формы творческой деятельности (воплощение образного плана в звуковой форме), и как условии творческой деятельности (речь идет об избирательности в отношении звуковых впечатлений, по отношению к звуковому пространству).

Каковы условия…  Как «извлечь» сокровища музыкальности, духовности, сокрытые в тех высокого уровня культуры произведениях, с которыми личность музицирующая общается? Как сделать так, чтобы человек-музыкант не проходил «мимо» этих сокровищ? Изменить ситуацию, когда, по словам Назайкинского, «музыканты не замечают самой сути, не слышат  музыки, хотя в то же время прямо-таки непосредственно ощущают слухом, пальцами, зрением поверхность ее звукового тела…». Каковы условия, при которых занятия музыкой в начальном обучении пробуждают духовные накопления человека, а музыкальное образование помогает овладеть сокровищем звука как средством творчества Красоты, и ритмом как организующим началом всей жизни?

Принцип Красоты и целостного развития личности – основа выявления духовного потенциала личности в начальном музыкальном образовании.

Красота – онтологическое основание искусства, творчества, и устремление сознания к Прекрасному  -  основа процесса музыкального воспитания. Устремление внимания ребенка к Красоте – основа педагогического метода в начальном обучении музыке.

Целостное воспитание, основываясь на принципах иерархичности сознания человека, духовного начала как организующего и свободной воли как ведущего начала в развитии, выступает как процесс становления сущностных сил человека.  «Не формирование отдельных качеств нравственности, … но проявление душевно-духовного начала личности, которое есть источник всей целостной жизни человека» [1, 21]. Музыкальность – в свете целостного развития человека, - не просто способность восприятия содержания музыки, но отзывчивость на наиболее «тонкие» уровни содержания, отзывчивость на Прекрасное.

Медушевский говорит о воспитании музыкального слуха как «четкого камертона правильного духовного устроения человека» [4, 88].

“Сила творчества, - пишет Ш.А. Амонашвили, - заключается не в руках художника, а в его духовном мире. Потому новому педагогическому мышлению необходима другая мера: необходимо допущение четвертого измерения – существования духовного мира, надземного мира”.

Принцип Красоты в образовании – это опора на ту реальную энергию духа в человеке. Красота – путь к цельности, путь к талантливости, основа развития одаренности. (Одаренность суть “озаренность”). Позиция становится практичной, действенной при условии, если понятие “красота” освободить от узкоэстетических рамок и концепций и понимать как реальное проявление тонких, высших энергий жизни. Тогда культивирование красоты в музыкально-учебной деятельности становится и целью, и методом: сделать красоту постоянной спутницей всякого момента учебной жизни и деятельности. (Тем более, что современные естественнонаучные концепции позволяют говорить о прекрасном как об определенном качестве энергий, соответственно и о красоте как критерии качества процессов, действий...).

Мощный потенциал детского воображения, формирующий сознание, становится возможностью подлинно глубокого целостного проникновения в музыку и формирования мастерства при бережном отношении к эмоциональной энергии ребенка. Воспитывается воображение устремлением к Прекрасному: “Что прекрасное открывает эта музыка, что важное  несет она людям?” С одной стороны, бережность к эмоциональной энергии: “истинный темперамент – искренность и интуиция” (Станиславский). С другой – основа работы над музыкальным произведением, – это поиск его сути – возвышенной мысли, поиск средств выражения Красоты... Тогда музыкальное интонирование – индивидуальное выражение Красоты. Каждая интонация – суть нечто важное, необыденное... Исполнительские средства: штрихи, динамика и пр. – это “оттенки и качества голоса Красоты”...

К примеру: Произведения жанровых форм в исполнительской практике, как правило, анализируются  и  “отрабатываются”  на основе жанровой характерности. Мы стараемся прежде всего услышать – выявить в “Жиге” или “Сицилиане”, “Гавоте” или “Менуэте” тот вневременно-прекрасный образ, идею, благодаря которой это произведение переживает века и продолжает вдохновлять людей. На основе этого главного рассматриваем форму, темпо-ритм, тональный план – как средства воплощения образа, содержания. “Смысл расставляет буквы в книге, а не наоборот” [4, 93].

“Менуэт” Л.Бетховена G-dur ученики третьего класса «видят» так: «Главное – «прорыв», - стремление ввысь. Первая часть – Песня куколки, стремящейся стать Бабочкой». Трио – это «танец эльфов на цветках», «ждущих» появления Бабочки. Начало второго периода – квартовая интонация крещендо – «радость предчувствия», акценты в главной теме – нарастающий порыв («взлететь хочется»), степень «остроты» секундовых интонаций обусловлена переживанием устремленности и т.д.

В работе над «Сицилианой» Перголези ученица четвертого класса неожиданно выразила желание написать словесный «подтекст», соответствующий музыкальной мысли. Вышел сокровенный монолог – молитва. После этого звуковой, интонационный и ритмический аспект исполнения обрели новое качество. Работа над пьесой была полностью самостоятельной…

Таким образом, воспитывая внимание к содержанию музыки как к Красоте «сокрытой», направляя воображение к Прекрасному, даем возможность ребенку открыть для себя с помощью музыки и более глубокие аспекты жизни, ощутить радость музыки – носительницы этих «тонких» восприятий… Побуждаем к реализации внутренний, присущий каждому в духе «инстинкт Красоты». Тем самым создавая условия для того, чтобы духовная энергия стала движущим началом учения, «развивающим» началом.

Следует, утверждая принцип Красоты как основу обучения, отметить необходимость внимания к музыкальному материалу. Он должен быть высокохудожественным. Именно, сознание младших учеников нуждается более всего в гармоничных мелодиях и возвышенных образах. Такие методы как звукоподражание целесообразны лишь в самом начале и в ограниченном применении. Все огрубляющее недопустимо в обучении музыке. В.Зеньковский так говорил о безграничных возможностях развития ребенка: «всякая детская личность слагается не только из того, что уже нашло свое эмпирическое выражение, но и из того, что может быть названо «внеэмпирическим», что находится в глубине души» (В.Зеньковский ) [3, 74]. Условием же выявления этих скрытых возможностей является побуждение к Прекрасному. Опыт убеждает в том, что дети, имея возможность реализовывать в обучении музыке наиболее сокровенное, являют и пробуждение творческих устремлений, тонкие проявления музыкальности. Сохранить и дать возможность развиться этим качествам – задача воспитания.

Из высказываний детей: «Музыкальность – это царица скрипок. Если заниматься усердно, она будет помогать тебе» (К., 7 лет). «Культура – это … что-то великое… Как музыкант, Театр, Музей». «Музыкальная школа должна быть местом вдохновения, где каждый может взять частицу и нести в свою жизнь» (Н., 11 лет).

Вокруг «стержня»-сущности – Красоты выстраиваем учебный процесс, организуем жизнь детей в музыкальной школе…

Чтобы практика обучения не противоречила цели воспитания, необходимо восстановить в школьной жизни сущностный смысл понятий «музыка», «музыкальная деятельность», «музыкант»… Чтобы ребенок, войдя в школу, оказывался в гармоничном мире, – системе ценностей и смыслов. Какова сущность музыки? – Красота, явление красоты в звуках..  И назначение музыканта – быть проводником в мир прекрасного…

Т.о., музыкальная школа, чтобы быть живым явлением, должна соответствовать своему «имени-сущности» : быть местом охранения красоты, постижения и привнесения ее в жизнь. Необходимо так организовать обучение, чтобы все его составляющие служили этой цели, чтобы все элементы представали перед ребенком как явления единого целого.

Для воспитания ценностных ориентаций нужно переосмыслить все явления профессионального плана от их сути. Музыка  -  звуковое выражение явлений жизни живой вокруг нас. Звук, ритм, гармония должны открываться ребенку как явления жизненные, тогда обучение не замыкает  в профессиональном мире, но расширяет сознание, открывая возможности познания.

Необходимо отметить проблему мышления. Развитие музыкального мышления – путь к сущности музыкального искусства, к творчеству. Существующие сегодня методы развития музыкального мышления акцентируют то эмоционально-образный, то рационально-логический его компонент. При этом почти не отмечается необходимость той особой активности (собственно духовного усилия), которая не сводится к активности ума или чувства… Но именно эта целостная духовная активность, соответствующая высшему уровню эстетического отношения, является основой культуры взаимоотношения с музыкой, искусством.  «Безмыслие» стало бедой в исполнительстве. Не останавливаясь на вопросах формы мышления музыкального, необходимо утвердить мысль, музыкальное мышление – есть мысль: поток мысли, порожденный активностью музыканта, его сознанием, духом…

Возможностей пробуждения этой активности – отзывчивости, активности-сердечности (не путать с эмоциональностью), - множество. Это и возвышенного строя тексты к музыкальным пьесам, и работа с отдельными интонациями как носителями мысли… Пример: восходящая м.3 может быть «зовом», «вопрошанием», «молитвой», мыслью надежды. С более старшими учениками важной составляющей «работы над музыкальным произведением» может быть беседа о тех важных жизненных явлениях, которые составляют содержание музыкального произведения… Это всегда размышления, касающиеся Основ Бытия: Жизнь и Смерть, Всенаполняющие энергии пространственной Радости, Единой Любви…

Мыслить музыкально – это значит прежде всего мыслить возвышенно и гармонично. При необходимом компоненте рациональности, технологического элемента, – стержнем должна быть идея Красоты и возвышенной мысли. Причиной духовной отчужденности от музыки и инструмента является та обыденность и технологизм, которые в обучении ребенка сродни недопустимой грубости, так как гасят природную детскую одухотворенность.

Чтобы цель «выразительно мыслить» (осознавать музыку) всегда была ведущей в отношении цели «выразительно исполнять», необходимо в начальном обучении главным критерием успешности исполнения считать не внешнюю качественность и яркость, а осознанность и искренность «музыкального» высказывания, проявления творческого начала.

Л.С. Выготский, рассматривая вопросы мышления, приводит «принцип однополюсной траты энергии» (К.Н.Корнилова), суть которого в том, что «трата энергии в центральном пункте нервной системы и в рабочем органе находится в обратном отношении. Чем усиленнее и больше затрата центральной энергии, тем слабее и меньше ее внешнее обнаружение, и наоборот чем интенсивнее внешний эффект реакции, тем слабее центральный момент» [2, 197]. То есть побуждая к сопереживанию и активности внешнего выражения в музыкально-исполнительском процессе мы должны помнить, что чем сильнее и глубже мысль, тем менее соответствует ей активность внешняя… Проблема активности исполнителя, разворачивающаяся на двух планах, внешнем и внутреннем, требует глубокого рассмотрения в отношении обучения ребенка исполнительскому мастерству … Очевидно, что для становления сознания учащегося  пагубны компромиссы с искренностью (как: «сыграй тут «форте», тут  акцент…»).

Многое в современной организации школьного образования (музыкальной школе) не соответствует целям развития духа музыкою… Обучение ребенка мало чем отличается от обучения студента… Уже говорилось, нужны «живые смыслы» тех явлений, которые предстают в знаковом и достаточно отвлеченном виде… Наш опыт сосредоточения комплекса учебных задач вокруг сущности: «Красота и мысль…» в музыке, позволяет утверждать, что можно всех обучающихся музыке, независимо от начальных данных, привести к сознательности общения с музыкой, даже при невысоком техническом уровне мастерства… При малых умениях – все они востребованы, действуют, если ученика, обучая, вводить не в круг «профессиональных» знаний и умений, но наоборот, все достижения профессии поставить на службу развития музыкальности: тогда не набор «штрихов» и фиксированное качество звучания, но множество «оттенков мысли», живое мышление, «озвученное» голосом инструмента…

Отметка. Отметочное оценивание не может служить развитию необходимой для творческости свободы и высокой мотивированности деятельности… Отметочная оценка – знаковое выражение содержательной оценки: «хорошо» усвоил, «отлично» усвоил… Но ребенок воспринимает буквально «отметку-балл» – символ бюрократических отношений: «сдал – получил» (аналог денежного знака). В музыке как обучении Красоте – подобные взаимоотношения между людьми недопустимы… Необходимое условие духовного развития – свобода и искренность, чистота взаимоотношений.  Мы проводим выступления – как концерты с последующим обсуждением: что достигнуто, каковы дальнейшие задачи…

Развитие художественных способностей и потребностей ребенка тесно связано с живой потребностью в реализации накапливаемых знаний, мастерства как общественно значимой деятельности. «Не забуду тот день, когда у меня зародилось радостное сознание, что мы кому-то нужны» (Д.Ойстрах) [9, 21].

Чем одареннее ребенок, тем более он ощущает потребность в осознании высшего смысла искусства, и Бытия. Психологи отмечают особый комплекс проблем, связанных с решением проблемы смысла.

В становлении музыкальной деятельности как деятельности творческой необходима, по утверждению психологов, реализация «потребности делиться с другими музыкой, музыкальным произведением, воздействовать на других. Причем, взрослый только в том случае может быть полноценным слушателем, когда он способен вполне искренне увлекаться… стать объектом художественного воздействия… а не судьей и критиком» [8, 211]. Из чего следует, что ставшая традиционной для музыкальной школы система академических концертов сама по себе не может удовлетворить потребность учащихся в музицировании как «рассказывании» другим. Необходима живая концертная жизнь и заинтересованный слушатель.

Мы выстраиваем учебный процесс на отделении как совместную концертно-просветительскую деятельность преподавателей и учащихся. Не «академические» и «технические», но открытые концерты и концерты-беседы. Существует сборник бесед «Музыка и подвиг», в который входят  Легенда о Царице Музыке; о Рыцарях-воинах и менестрелях…; о Моцарте, Бетховене, о Жанне д’Арк и Джордано Бруно… Беседы позволяют готовить концерты, при минимальной организационной подготовке, в которых слово и звук – служат единой цели: служат выражению Мысли и Красоты. Ученики могут выбирать формы отчетности… Большинство предпочитает концерты-беседы, так как они, по их словам, «помогают сосредотачиваться на музыке» и слушателям и самим исполнителям. В этих случаях исполнение более цельное, более осознанное, ярче создаваемый музыкально-художественный образ… И главное – практически все учащиеся проявляют желание музицировать.

Прошло время инноваций формальных… Необходимо направить силы на цели: привести обучение музыке (и содержательный, и организационный аспекты) в соответствие с живой Жизнью, с ее Высшими созидательными Силами… Начальная школа музыки может обеспечить ребенку возможность целостной жизни, что реально при условии соответствия всех форм музыкально-учебной деятельности и методов обучения музыке, живой, творческой сущности музыкального искусства. Для этого школе нужен Учитель, Музыкант, воспитанный в понимании сущности искусства музыки. И в Музыке как особой форме выражения мысли, мысли, выводящей за пределы земных ограничений, и музыке – как воплощении скрытой гармонии мира, и тонких энергий, наполняющих пространство жизни. Тогда мы сможем говорить о разрешении вопросов воспитания, к которым относятся и проблемы «мотивации», и «потребностей», и «профессиональных ценностей», когда музыкальное образование на всех ступенях своих обратится не к человеку внешнему, находящемуся в поле «формирующих» подходов, а к человеку «внутреннему», как понимали его Платон, Плотин, Боэций… К подлинному носителю чувства красоты и музыкальности, с его скрытым, не всегда осознанным тяготением к безусловному, к свободе и Правде…

И соответственно обратимся и к овладению музыкальным искусством как к «Вратам» или «волшебному окну», через которое, или с помощью которого, открывается иная жизнь, более содержательная, более одухотворенная, более подлинная, помогающая одолевать границы смерти…

Закончим высказыванием детей. Диалог:

-      Какая музыка в космосе?

-      Там звуки необычные, не такие, как композиторы сочиняют. Вот только Моцарт совпадает?

-      А почему люди мало слушают классическую музыку? Неужели не нужна Красота людям?

-      А долго ли мысли живут в пространстве?

-      Обычно недолго. А вот радостная и не о себе, а о многих людях живет очень долго… Может быть и вечно…

 

Литература

1.        Амонашвили Ш.А. «Школа жизни» - М. 1998

2.        Выготский  Л.С. «Педагогическая психология» Т.6 – М. 1991

3.        Зеньковский  В.В. // Антология гуманной педагогики М. 2000

4.        Медушевский  В.В. «Внемлите ангельскому пенью» - Мн. 2000

5.        Непомнящая Н. «Психодиагностика личности» - М. 2001

6.        Орлов  А.Б. «Психология личности и сущности человека» - М., 2002

7.        Платон «Пир» / Соч. в 3-х тт., Т.2 – М. 1970

8.        Теплов  Б.М. «Психология искусства» // Психология и физиология индивидуальных различий – М.-Воронеж 1998

9.        Юзефович  В. «Д.Ойстрах» - М. 1985

]]>
Звуки, ноты и Прекрасное https://scalae7.net/page/zvuki-noty-i-prekrasnoe https://scalae7.net/page/zvuki-noty-i-prekrasnoe Wed, 24 Apr 2013 16:42:43 +0600 Музыкальность в широком значении есть одухотворенность, способность созвучать наиболее тонким струнам жизни, способность воспринимать и усиливать «обертоны» красоты во всех ее проявлениях: в искусстве, в жизни, в поступке и мысли человека.

Развитие музыкальности связывается со способностью восприимчивости к содержанию музыки, но сегодня следует добавить: к наиболее «тонким», высоким уровням «содержания». Лишь тогда музицирование действительно становится «интонационно выраженной духовностью».

Начальному музыкальному образованию сегодня недостает насыщенности глубиной, смыслом. Музыкальность ушла из «атмосферы» учения музыке: вместо творческости, легкости и талантливости – громоздкость и дух тяжести…

Ребенок приходит в школу. Для него, 6-7-летнего, еще не утратившего природной одухотворенности, слова «музыкальная школа» звучат буквально: как учение чему-то звонкому и благородному. Воображение рисует образы необычных занятий с необычными людьми – Музыкантами!

Но у входа в «Мир Прекрасного» толпятся вездесущие отметки да бесконечная череда «академических» и «технических». Немногим удается самостоятельно подняться над уровнем: «учу – сдаю – получаю» к бескорыстному и радостному: «люблю музыку», «люблю учиться», «люблю играть для других»…

Цельность – наиболее существенная черта детства. В развитии детской одаренности психологи отмечают наличие особого комплекса проблем, связанного с поиском смысла музыкальной деятельности, искусства, бытия… И чем талантливее ребенок, тем раньше и тем в большей степени он нуждается в обретении достойных, высоких целей для приложения своих сил…

Многие великие исполнители подчеркивали необходимость воспитания в будущем музыканте не просто устойчивой мотивированности деятельности, но устремления к высшей ее содержательности, к сознанию служения. Вспомним и К.Станиславского, строившего свою систему воспитания актерского мастерства вокруг стержня – «сверх-сверхзадачи» -  «единения в красоте»…

Условия музыкальной школы позволяют обеспечить каждому ребенку «индивидуальный вход» в музыкальную деятельность через свободу, через творческую, осмысленную деятельность, если с самого начала предлагать начинающему музыканту не «систему оценивания» в музыке, но систему ее ценностей и смыслов…

В своем коллективе (струнное отделение школы) мы выстраиваем процесс обучения на основе совместной (преподавателей и учащихся) концертной и концертно-просветительской деятельности. Музыкант – это тот, кто проникает в скрытую «за нотами»» красоту и дарит ее людям.

Отметки за выступления не выставляются, но беседуем: что достигнуто, в чем следует совершенствоваться далее. Дети могут выбирать и формы музицирования и формы своей учебной «отчетности»: участие в концерте, конкурсе или индивидуальное прослушивание.

Часть концертов проходит как концерты-беседы: о музыке, великих музыкантах, о подвижниках культуры… И большинство учеников предпочитает участвовать именно в концертах с беседами, которые, по их словам, помогают сосредотачиваться, вдумываться, «настраиваться» на музыку и самим исполнителям, и слушателям… Выступления детей в этих условиях действительно значительно отличаются большей осмысленностью, художественностью и свободой.

Предлагаем одну из наших бесед: "Легенда о Музыке" Она полюбилась детям и уже в течение нескольких лет помогает «выстраивать» взаимоотношения с миром музыкальных явлений… Часто, в своей исполнительской, интерпретаторской деятельности, дети ассоциируют музыкальный контекст с идеей «освобождения, спасения Красоты», а для малышей чистота скрипичного тона воплощает прекрасный голос незримой Царицы Музыки…

]]>
Воспитание Сердца – Основа музыальности https://scalae7.net/page/vospitanie-serdca-osnova-muzyalnosti https://scalae7.net/page/vospitanie-serdca-osnova-muzyalnosti Wed, 24 Apr 2013 16:36:32 +0600 Развитие сердца является основою музыкальности. Но внешняя эмоциональность, обычная сентиментальная чувствительность – не есть признаки сердечной утончённости. Скорее это свидетельствует об обратном. Энергия сердца – энергия духовная. Любовь к Высшему Миру и Высшей Красоте – основной аспект этой энергии. Восприятие внутренней сути вещей, "не буквы, но духа" во всяком выражении мысли – это характеристики сердца. Обострённое чувство справедливости, сострадание, мужество, бесстрашие, непоколебимая преданность Идеалу – качества сердца развитого. И главнейшее из них будет сознание – ощущение Единства жизни земной и Надземной, единства человечества, чувство ответственности, растущее до планетной и космической…

Музыкальность можно рассматривать и как состояние Единства или единения сердечной жизни, жизни сознания и музыки исполняемой, слышимой. Когда сердце, знающее импульсы и течения духовной жизни, легко "узнаёт" эти течения в музыкальных творениях, легко инициирует своё видение, своё мышление под воздействием звуковых формул. Для того, чтобы осуществлялось музыкальное сочинительство, необходимо развитое чувство музыкальной интонации – т.е. звуко-ритмических единиц как носителей содержания – или тонких энергий сознания. (И, с точки зрения культуры, именно содержания духовного. Тут всё время оговариваем, что нам нужны не какие-нибудь мелодии, ритмы, не всякое творчество, но мелодии и ритмы, и творчество в целом – как носители духовной энергии). Т.е. для сочинительства необходимо наличие духовной жизни и опыт облачения мысли в соответствующие звуковые формы. Повторим: именно опыт.

Энергии мысли, энергии сознания должны выразиться в музыкальной форме, или, точнее, облечься в материю звуков. Одной из традиционных ошибок в обучении музыке является то, что эта "материя" изучается отдельно от того, что она облекает. Условием цельности во всём является ведущее духовное начало. И рождение музыки из глубины сознания и духа является единственно верным путём в её образовании, и в её исследовании.

Привести в движение глубокие течения энергий души, т.н. переживания, – является главным и основным в обучении музыканта. "Течения" эти возникают от соприкосновения "внутренних" энергий сознания с энергиями "внешними" – как на физическом, так и на духовном плане. Это взаимодействие индивидуальности (с её накоплениями) с бесконечным Пространством Жизни в его вертикальном измерении. Чувствительность эта, эта способность отзвучать на соприкосновение с вибрацией Красоты воспитывается целенаправленным развитием воображения, мышления, всех качеств сердечности. Прекрасная музыка и все высокие образцы искусства лучше всего служат этому. Но внимание ученика должно быть направлено. Иначе, как Сказано, "Можно в темноте стоять бессмысленно перед прекраснейшими произведениями искусства, но ведь темнота в нас самих!" ("Мир Огненный" I, 30).

Необходимо духовно развивать музыканта – на идеях Всеобщности, на чувстве Высшей Красоты и Высшей Правды. Беседы о содержании музыки с возвышенным взглядом ("Что самое прекрасное можно увидеть, когда звучит эта музыка?"), беседы мировоззренческие: Музыка – Красота Жизни, Музыкант – Служитель Красоты, Цель Жизни – Познание Высшей Красоты, ... обязательно знание о Высшем Мире, знание о Бесконечности жизни и сознания как Огненных форм Красоты, знание об иерархичности Бытия и восходящей шкале Прекрасного, соответственно, о наличии уровней музыкального творчества, определяемых по степени Красоты и благородства…

Воспитание сердца – это воспитание его к постоянной активности: сердцем слышать звук, суть музыкальной интонации, причём, духовную суть, глубокую. Сердцем воспринимать движение потока музыки, т.е. логику взаимосвязей в ней. И то воспитание надо начинать с первых уроков, не прекращая ни на мгновение. А это значит, что ни одно упражнение, ни одно учебное музыкальное задание не должно быть вне сердечного внимания. Но тогда не останется места и ничему условному, формальному, ничему недостойному мира Красоты и мира детства, которое должно питаться всем самым высоким и благородным.

Ни звука без сердца. Ни звука без мысли. Ни звука без Красоты.

Таков девиз в воспитании музыкальности, устремлённом не к механическим целям развития, но к цели становления сознания в Красоте и Гармонии Высшей Жизни.

Для начала необходимо установление принципа Свободы и жизненности во всём. Именно: Жизненность, Правда, Свобода, Красота. Ничто условное, формальное, ничто узкопрагматическое не должно загромождать внимание начинающего свой путь в музыке. Пусть скорее уйдут в прошлое все эти "отчётные", "зачётные" и прочие формы. Концерт – живой огонь Музыки. Живой огонь Красоты, огонь, взращиваемый всеми вместе: всеми исполнителями и всеми слушателями. Сухое оценивание, сравнивание, а также конкурирование музыкантов, – их преподавателей, – всё это ужимки старого мира. Когда молчит сердце, когда его энергия не движет мысль и творческие устремления, – тогда вступают в силу грубые стимулы к развитию. Но они тормозят развитие всего действительно ценного, имеющего отношение к духовному плану жизни и духовному плану музыкального развития. Только ради Красоты, только ради Высшего Мира, только ради блага людей – достойно быть музыке и музыкантам.

Свобода также воспитывается на основе развития сознания. Всё растёт только на основе роста сознания: и все психологические качества, и все музыкальные способности.

Свобода от страхов приходит, когда царит общее дело умножения Красоты и Просвещения. Свобода как чувствование музыки приходит как результат целенаправленного развития мысли и слуха: петь и мыслить, видеть образ Красоты, наполняя мелодию энергией переживания этой Красоты… Свобода чувствования инструмента приходит тоже как результат развития осознанности всех музыкальных ощущений. "Я чувствую струну", "я ощущаю движение смычка по струне, и струна дышит, вибрирует под ним, душа скрипки в единстве с моей душой"... "Каждым пальцем на грифе, касаясь, я оживляю звуки, незримо ждущие моего прикосновения... чтобы ожить и заполнить пространство новыми силами Красоты"... и т.п.

Образно мыслить – значит жить сердцем, значит приводить в движение его дремлющие силы и возможности. Красота – основа. И это утверждение – лейтмотив в системе воспитания, основанной на развитии сознания и воспитания психической энергии.

Психическая энергия. Всё, о чём выше говорилось: движение сил, качества, … – всё это имеет суть, носителя – основную энергию человека, психическую энергию.

Психическая энергия – основа музыкальности, всех музыкальных способностей, основа и суть талантливости, творчества. Будущее педагогики и педагогики музыкальной связано с пониманием этой основы. Утончённая музыкальность – это утончённая психическая энергия, в многообразии её качеств и свойств. И воспитание сердца – это воспитание психической энергии.

Воображение – одно из качеств психической энергии. Без развитого и утончённого воображения нет музыкальности. Ещё одно правило для начинающего музыканта: ни звука без ясного представления – образа КрасотыО развитии способности ясного представления прекрасно написано в замечательной книге Г. Когана «У врат мастерства». ««Живая задача», т.е. устремление сознания в основном не на совершаемое движение, а на то, ради чего оно совершается, – вот повивальная бабка техники, успеха в работе» (с.25 – Г. Коган «У врат мастерства. Работа пианиста над собой» - М., 1969).

Как развивать воображение в музыке? Прежде всего надо учить смотреть вглубь, учить внутреннему созерцанию, активности в этом состоянии внутреннего видения. Ни звука – без внутреннего всматривания и видения. Но это всматривание должно быть направлено восходящим стремлением сердца. Обязательно учить "смотреть" высоко, устремлять вверх воображение, мысль, видение – волю. Ни звука – без восходящего движения сердца.

Лишь немногие ученики, с развитой внутренней жизнью, – с накопленной и активной духовностью, – проявляют эти качества спонтанно: неразрывно с движением музыки перед открытым внутренним взором "проходят" возвышенные и прекрасные образы, и душа стремится выше, выше – через открытые звуками "входы" – входы в Мир Высший. Но учить нужно всех: устремлять сознание вверх, открывать внутренние очи, дышать сердцем – "в такт" с высокими энергиями музыки. При этом важно утвердиться в основах: Музыка – Красота. Ничто обыденное, ничто грубое, примитивное не должно входить в священный Храм музыкального развития. Ибо наша цель – духовность и развитие. Красота духовного мира. И поэтому в мире звучаний нашим путём являются не все и не всякие звучания, не всякая музыка. Но лишь Музыка – Красота. Музыка – духовность. Музыка – Свет. Ни звука – без Света!

Испытываем художественные "возможности" смычка: эти отрывистые звучания, что в них, о чём поём?

- Кто-то прыгает в траве – отвечает начинающий. Направим внимание ввысь. "Смотри выше. Что самое-самое прекрасное можно представить в звучаниях этих?" – Искры в Радуге после дождя... "Хорошо." Так мы прикоснулись уже к энергии вдохновения. Ни звука без вдохновения.

Играем гамму. Что в этом восходящем движении? Это солнце восходит. И на вершине много-много Света. А Радости? – И радости. – Ведь нам нужно не просто видеть красоту, образы прекрасные. Но наполнять душу энергией восторга от этой Красоты. И именно восторг, это тонкое вдохновение от увиденного – и составляет настоящую ценность музыки, её суть. Ни звука без восторга от Красоты увиденного.

Разве на скрипке играем? На скрипке поём. Точнее, поём при помощи скрипки. Наш любимый инструмент становится нашим голосом. Душа обретает совершеннейшее средство для выявления благодатных энергий Высшего Мира, с которым она соприкасается при помощи музыки. Ни звука – без пения, без движения души…

Не эмоция поверхностная, но глубокое чувство, ведомое видением и мыслью, устремлённой ввысь.

Суммируем правила для начинающего музыканта:

Многое сказано о музыке как о тайне, о таинственной силе. Истоки этой таинственности – в Законе Бесконечности, который властвует в Жизни; и Бесконечности, или, точнее, Беспредельности, принадлежит и Музыка, и человек, точнее, человеческое сердце с его бесконечной глубиной. В Бесконечности царит и закон Света – Красоты, Любви, которые тоже бесконечно растут и открывают себя в прекрасной музыке каждому устремлённому ввысь сердцу. Именно устремление ввысь: внутреннего внимания, глубокого чувства, воображения – непременное условие настоящего постижения музыки.

Не одна очевидность царит в жизни. Есть Планы незримые и Высшие. Где Свет, Красота, Истина, Добро, Братство – как закон взаимодействия всех сердец в Бесконечности. И всякое настоящее музыкальное произведение исходит из этих высот – с Плана Духовного, Незримого, но истинно существующего и доступного каждому чисто и бескорыстно устремлённому к Высшему Миру сердцу.

Слушаем музыку не только внешним слухом, но ещё слухом души и слухом духа. Чем выше – тем прекраснее образы, мысли, тем тоньше и гармоничнее звукосочетания...

Желающий сочинять талантливую музыку слушает духовным слухом. Желающий талантливо осуществлять музыку слушает духовным слухом, духовно постигает музыкальную мысль и великие идеи, породившие эту Красоту. Исполняй только прекрасную музыку. Музыка обыденная бесполезна для жизни и вредна для твоего утончающегося сердца.

Если ты хочешь, чтобы музыка не просто услаждала твои чувства, но открывала тебе глубины Красоты Жизни, глубины Знания Жизни, развивая твои духовные чувства и духовные способности к творчеству и познанию (что и является подлинной основой не только музыкального таланта но и всех других талантов и способностей), то направь внимание на возвышенную суть музыки, возьми своим главным правилом – следовать Красоте (или Закону Красоты) в каждый момент твоего общения с Музыкой.

Знай и применяй:

Главное в музыке не то, что слышится и воспринимается внешними чувствами, но то, что находит отклик в самой сокровенной глубине сердца. Поэтому всматривайся очами сердца в светлые образы, порождаемые великой музыкой в твоей душе. Для этого направь внимание вглубь и ввысь.

Ни звука вне созерцания. Ни звука вне Красоты. Ни звука без сердца. Ни звука – без Света.

Музыку не "играют" и даже не "исполняют", музыку только поют – поют душой, сердцем, духом. Чем выше уровень сознания, на котором ты общаешься с музыкой, – тем ценнее твоё "пение" как добротворческая сила Жизни, сила, преобразующая сердца людей, очищающая, украшающая Празднество Жизни.

Устремись и осуществляй:

В каждом звуке – Красота.

В каждой интонации – Сердце и Мысль.

В каждой музыкальной фразе – духовное устремление, ввысь, к Высшему Миру.

В каждом музыкальном произведении – Идея, – образ Высшей Реальности Жизни, открывающийся сознанию в его духовном созерцании.

Стремись и побеждай: побеждай обыденность и обычность, побеждай очевидность – ради Правды, ради Красоты, ради Света.

 

* * *

Чтобы развивать музыкальность в верном направлении мы всегда должны помнить, что самый утончённый музыкальный инструмент в сравнении с инструментом человеческого духа груб и малоподвижен. Не может быть сравнения звучания струн скрипки, звучаний самых утончённых со звучаниями струн духа, "струн Бесконечного Пространства", на которых звучат токи Великих Мыслей и наиблагороднейших излучений сердца…

"Музыка моего сердца была совсем настроена иначе. Ни одного звука не мог я извлечь из скрипки, из фортепиано, чтобы они не возмутили моего слуха" (М.Ю. Лермонтов, из книги: И. Андронников "К музыке" М., 1992. - с.76). Вот пример утончённой музыкальности. Сердце воспринимает тонкие ритмы духовного мира, ритмы духовного пространства, из которых рождаются все великие творения искусства. И в этом смысле музыкант – не тот, кто способен легко сочинять или исполнять музыку, но тот, кто, слыша эти тончайшие ритмы сердцем и духом своим, стремится выразить их в музыке. И подлинно талантливый музыкант-исполнитель – тот, кто не довольствуясь наличным, земным звучанием голосов музыкальных инструментов, стремится превратить их в голоса тех дивных гармоний, которые дух воспринимает в Высоте. Отсюда и те творческие томления, ибо "…звуков небес заменить не могли ей скучные песни земли…" (М.Ю. Лермонтов).

Мы должны всегда помнить об этом, чтобы формировать истинные критерии в искусстве, чтобы никакие внешнеэстетические правила, которые всегда временны и достаточно условны, не стали преградою на пути нашего восприятия музыки, исполнения музыки. Явление можно понять и почувствовать только при помощи чего-то более высокого, чем оно само.

Искусство музицирования – не самоцель, но лишь средство для проявления духа, "окно" в мир звучаний более высоких и более прекрасных. И мы должны всеми силами стремиться проникать, всё выше и выше, в этот мир, мир духа, мир живого звучащего Пространства и так пользоваться музыкальным инструментом, чтобы не он сам, инструмент, но великолепный звучащий мир открывал свою Красоту. Это там – Огонь, который посредством искусства зажигает сердца. Это об этой великой правде жизни сказал Бетховен в своей великой формуле: "музыка должна высекать огонь из сердец человеческих".

Только стремление осуществлять инструментальную музыку как средство для проявления великой музыки Пространства – подлинный путь развития музыкальности, свободный от условностей и ограничений. Это путь расширения сознания.

Радоваться можно, когда ученики говорят: мир был маленьким, а теперь стал большим, огромным… 

 

"Крещендо"

(на уроке) 

Мы учимся с первоклассницей осуществлять нарастание звучания (ит. "крещендо"). Но прежде говорим о том, что важно не то, тихий или громкий будет звук, важно "что" в этом звуке. Кто-то произносит ваше имя. Громче, громче... Вы вздрагиваете, если в голосе нет тепла, нет радости – если нет светлой сердечной энергии. И наполняетесь радостью, если ваше имя произнесено с любовью... Так же и в исполнении музыки: одно лишь увеличение громкости без сердца только терзает душу; ценна – сердечная сила в звуке: героическое чувство, или чувство радости, или нежность... – надо чувствовать в сердце эти струны и уметь приводить их в звучание – в соответствии с идеей музыкального произведения...

Ни звука – без сердца.

]]>
О музыкальности https://scalae7.net/page/o-muzykalnosti https://scalae7.net/page/o-muzykalnosti Wed, 24 Apr 2013 16:34:27 +0600 Суть музыки как искусства - в передаче духовных энергий. Чем более высоких планов энергии могут быть восприняты и осуществлены посредством звуков - тем выше степень мастерства. Музыкальность есть чуткость к духовным энергиям, одухотворённость, «духоозарённость». Этот тезис лишь продолжение главного постулата современной музыкальной психологии: «Музыкальность - способность воспринимать музыку как некое содержание» (Б. Теплов). Но «содержание» - явление многоуровневое, «конус» (В. Холопова). Значит, учить музыке - это учить возвышаться и углубляться в восприятии «содержания» и развитии способности его осуществления. Мастерство в этом свете - это умение осуществить явление духовных энергий при помощи звука, интонации. Т.е. задача педагога-музыканта - научить являть жизнь сердца в звуке. Но, конечно, для этого нужно эту жизнь сердца открыть как главную и единственную реальность нашей жизни. Уводя внимание учащихся от плана обыденности, учить «жить существенно и по-существенному, а не пылить, задыхаясь в собственной пыли» (И. Ильин). На уроке говорим с учениками о том, что каждый наш жест, каждое слово, каждый взгляд - есть уже звучание и выявление внутреннего мира. Насколько красивое? Сколько в нём сознательности и сердечной силы? Музыка не что иное, как свет сердца, выявленный при помощи звуков инструментов. От музыки инструментов - к Музыке Жизни. Звук сердца, живущего на своём высоком плане, думающего сердца, сердца, откликающегося на все события земли и Космоса, звук тихий, не слышимый внешним слухом… Но слух внутренний воспринимает эту жизнь… И музыкальность есть не что иное как способность воспринимать эти неслышимо слышимые тоны и токи жизни - высокой, глубокой, благородной.

Заметим, что так понимаемая музыкальность сродни талантливости. Талантливость - огненность, глубина, явленность духовных потоков сознания и сердца.  Учить музыке - значит учить слушать и слышать неслышимое. К неслышимому, или точнее говоря, слышимому сердцем идём через слышимое ухом. Также поступенно, как к Красоте учил восходить Платон. «От прекрасных предметов - к прекрасным образам, от прекрасных образов - к прекрасным мыслям, а от них - к абсолютной Красоте». Также и развитие музыкального слуха и музыкальности: от прекрасных звуков инструментов к звукам души, от звуков души к звукам сердца, а звуки сердца откроют врата восприятия звуков духовных планов. Бесконечно восхождение. Надо каждого учить петь сердцем. Слух, чувство ритма и техника звукоизвлечения - лишь приборы в священной трапезе сердца. Итак, надо хорошо помнить

1. что музыка инструментов есть путь к музыке сердца и музыке духа, и учить музыке инструментов надо как выявлению жизни сердца;

2. музыка - это Красота. Всё, что не от царства Красоты - не от царства Света, а что не от Света - то не Музыка;

3. заниматься музыкой и учиться музыке - значит уметь видеть Красоту и сражаться за Красоту - во всей жизни.

…Музыка должна быть осознана как могучий фактор созидания в общепланетарном масштабе. Много говорится об экологии. Но без осознания звука в его физическом и тонкофизическом плане вопросы очищения среды не могут быть решены. Музыкально образовывать человека - значит учить созидательности во всех своих проявлениях. Т.о. музыкальность - это

1) соответствие Красоте;

2) созидательность мысли, чувства, воли;

3) глубина восприятия жизни.

Музыкальность - это ответственность. Развивать музыкальность необходимо путём расширения осознания всеобщей космической взаимосвязи. «Падение пера из крыла птицы вызывает гром на дальних мирах». XXI век будет отмечен ростом ответственности пространственной. Грубость должна быть искоренена воспитанием музыкальности. Музыкальность - мерило жизни. Музыкальность - синоним культурности.

Развивать человека музыкою - значит развивать утончённость сердца. Но сначала нужно осознать токи сердца. Научиться чувствовать их. Уметь настроить сердце на общение с Высшим Миром. Токи сердца составляют высшую и лучшую «часть» музыки инструментов и должны быть главным объектом внимания и осознания. Надо учиться отличать эмоцию как явление внешних нервных центров от проявления сердца как человеческой глубины. Эмоциям свойственна внешняя яркость, эффектность. Сердечным токам свойственно явление Благодати. Очищение, катарсис - следствие сердечного творчества, явление не эмоционального, но духовного плана.

Как учить детей? Воспитывая внимание к сокровенному содержанию музыки, к высшему и лучшему в ней. К зовам Света и Правды, к огню горящего подвигом сердца, к Радости безусловной… как улыбке сердца - Мирам Высшим.

Красота - глубинная природа каждого человеческого существа. Нет дела важнее, чем учить Красоте. Учить Красоте - значит учить Бессмертию.

]]>
Красивый звук https://scalae7.net/page/krasivyj-zvuk https://scalae7.net/page/krasivyj-zvuk Wed, 24 Apr 2013 16:33:33 +0600 К  вопросу о звукообразовании в музыкальном исполнительстве

(Цельность сознания исполнителя в звукотворческом процессе)

 

Звук, звучание – ядро музыкально-исполнительского мастерства и его критерий. Но бесспорным это утверждение является лишь при условии понимания звукового явления как живого целого: одушевлённого и одухотворённого…

Музыкальным звук может быть назван только в том случае, когда звук применяется в качестве носителя определённого содержания, причём, это содержание должно быть устремлено к высшим уровням мысли и красоты. Каждый начинающий музыкант должен усвоить с первых уроков, что звучание, в искании которого от него требуется так много усилий воли, разума  и чувства, это не звучание его музыкального инструмента, его скрипки, фортепиано, флейты…, но именно звучание его самого: его мысли, его сердца, его духа – в соответствии со звуковым явлением. То есть с самого начала важно дать понять и почувствовать звук как интонацию и все звуковые искания как искания выражения мысли. Нужно осознать, что звук, взятый на инструменте без намерения что-либо сказать, не является звуком музыки; звук, взятый без желания красоты, не есть явление художественное. Звук в музыке есть язык мысли и ни что иное. Выдающийся пианист и педагог Г. Нейгауз писал о значении музыкального звука следующее: «Музыка – искусство звука… Ошибки педагогов и пианистов в отношении восприятия и воспроизведения звука на фортепиано можно, грубо говоря,  разделить на два противоположных «направления»: первое состоит в недооценке звука, второе – в переоценке его. Первое более распространено. Играющий не задумывается достаточно над необыкновенным динамическим богатством и звуковым разнообразием фортепиано… Другая ошибка …бывает у тех, кто слишком уж любуется звуком, смакует его, кто в музыке слышит прежде всего чувственно звуковую красоту, вернее, «красивость», …одним словом, кто за деревьями леса не видит. Таким пианистам …приходится говорить так: «красота звука» есть понятие не чувственно-статическое, а диалектическое: наилучший звук (следовательно, самый «красивый») тот, который наилучшим образом выражает данное содержание» [1, с.55]. Сказанное о фортепианном звуке полностью относится к критериям звучания на всех музыкальных инструментах. Главная ценность музыкального звука – его содержательность, интонационность.

Более взрослый музыкант должен знать, что подлинно музыкальный звук, звук живой, образуется, рождается на высших уровнях сознания и представляет собой гармоническое единство вибраций: вибрация мысли – идеи музыкального образа (духовная вибрация), вибрация чувства, связанная с переживанием внутренне зримого музыкального образа, и наконец, вибрация физического источника колебаний (струна, воздушный столб, язычок). Звук – явление волновое, но, в то время как акустически это волна воздушная, художественно мы воспринимаем волны чувства, волны мысли, волны идеи. И если акустически звук, правильно взятый на музыкальном инструменте, даст полноту обертонов, то звук, несущий вдохновение, это полнота обертонов психических, духовных в их гармоническом единстве с волнами физическими. Иначе говоря, вдохновляющий музыкальный звук – это явление многопланового резонанса. И то, что называется творческим исканием тембровой, ритмической, динамической звуко-интонации, есть не что иное, как искание резонансных соответствий идеи-образа-звука. Чем более талантлив музыкант-исполнитель, тем в большей степени ему свойственно это творческое звуковое искание. Среди способных к музыкальной деятельности детей, надо полагать, исполнительская одарённость, призванность будет проявляться в наличии искания, в неудовлетворённости, связанной с чувствованием того внутреннего содержания музыки, которое требует своего выражения в звуко-интонации, но даётся нелегко, как всё в мире духовном не просто для выявления в мире физическом. Это искание выразить духовное есть основание музыкального творчества. И если композитор ищет для выражения духовного формы ритмические и гармонические, то исполнитель ищет звуко-интонации в русле уже готовых форм. Выдающийся скрипач Леонид Коган говорил: «Художник рождается тогда, когда рождается идеал его искусства, идеал выразительности звучания. Музыкант умирает как художник, если ему кажется, что он достигает этого идеала… ведь идеал подлинный не может быть… полностью материализованным, так как это сущность духовная» [2, с.66].

Как гласит афоризм, «учить в искусстве следует тому, чему нельзя научить, ибо всё остальное не имеет ценности». В применении к процессу обучения эта, лишь на первый взгляд максималистская формула имеет значение главного методологического принципа в воспитании интонационного отношения к звукообразованию, в воспитании одухотворённой музыкальности.

Главным и характерным признаком талантливого исполнения является глубокая жизненность, правдивость и проникновенность, когда кажется, что звук рождается в самой глубине сердца, течёт, как живая речь, ничего  искусственного и сугубо внешнего. О звуке Л. Когана говорили: «Скрипичный звук… с удивительным богатством обертонов. Этот звук шёл как бы из сердца исполнителя» [2, с.22]. «Я уверен, – писал Г. Нейгауз, – что о маломузыкальном человеке нельзя сказать, что у него прекрасно звучит, даже если он знает сотни приёмов звукоизвлечения и «превзошёл» всю науку о работе над звуком. В лучшем случае у него будет хорошо звучать только местами, но не в целом. У действительно творческого пианиста – художника «хороший звук» есть сложнейший процесс сочетаний и соотношений звуков разной силы, разной длительности и т.п. в целом» [1, с.66].

Инструментальные методики будут всё более и более углубляться в направлении внутренних планов звукотворческого процесса. Сегодня, на фоне имеющихся детальных разработок внешнетехнического плана звукообразования с главными принципами свободы и естественности в движении и приложении энергии (гармоническое соотношение «вертикали» и «горизонтали» – энергии и движения), на фоне существующих методик развития образно-интонационных представлений, где главная цель – развитие всех видов слуха (в особенности чуткости к тембру), всё чаще будет звучать понятие целостность. Ибо востребовано талантливое звукотворчество с его единством 3-х планов звука: духовного, ментально-эмоционального и физического. М. Берлянчик в статье «О перспективности подходов и методов начального обучения скрипачей» говорит о необходимости расширенного понимания «структуры игрового действия», в котором не два уровня (традиционно: художественный и технический), а «постоянно взаимодействуют… три разнородных компонента – художественно-образный (высший, содержательный), музыкальный (или интонационно-звуковой) и моторный (или мышечно-двигательный)» [3, с.34]. Востребованы подходы, воспитывающие изначальную целостность, единство всех уровней звукообразования. Вся суть и ценность обучения музыкально-исполнительскому мастерству концентрируется в этой целостности, в этих налаженных МОСТАХ-связях «духовное – музыкально-образное – звуковое», ибо это и будет путём к талантливости, музыкантской и человеческой. Надо полагать, что в XXI веке музыкальная педагогика будет более ориентирована на человеческую глубину и более востребует тонкие энергии музыкального звука, тем уравновесив внешнетехнические достижения в методике, сформировавшейся как наука в ХХ веке – времени узко-материалистических взглядов на человека. Так и в отношении звука долгое время использовалось внешнее по отношению к духовному миру исполнителя понятие «звукоизвлечение». И лишь постепенно оно заменяется более человечным, более одушевлённым – звукообразование. Но по-прежнему, когда речь идёт культуре звука, определение фиксирует лишь техническую сторону явления: «овладение тонкостями звукоизвлечения и звуковедения, штрихами, акцентировкой и артикуляцией, громкостной динамикой и т.д.» (М. Берлянчик).  Думается, понятие «культура звука» должно непременно включать в себя востребованность духовной составляющей, наличие духовной вибрации, тонкой энергии мысли, окутывающей звук физический. В продолжение слов Г. Нейгауза о звуке, закутанном в тишину, можно сказать: в тишину звучащего сознания исполнителя. Искомое отношение к звуку – это звучание человека: никакая красочность физического звука, как бы точно ни были подобраны приёмы, соответствующие содержанию музыки, не выявляет это содержание; выявляет его не звук инструмента, а звучащая в каждый момент исполнения сердечная мысль исполнителя. Соответствующие звучания – интонации лишь делают этот живой поток мысли более явным.

А. Ямпольский в статье «К вопросу о воспитании культуры звука у скрипачей» писал: «Я полагаю, что методическая мысль отечественных педагогов должна смелей проникать в такие области исполнительского искусства, для которых прежде не существовало иных объяснений, кроме туманных и бесплодных разговоров о «врождённых» качествах, об «особом даре» исполнителя…» [3, с.29-30].

Решая вопрос о воспитании живого отношения  к звуку, о формировании условий создания и укрепления связей: «образ-идея – музыкальная интонация – действие» – в сознании начинающего музыканта, обратимся к основным закономерностям психической энергии, т.к. творческое звукообразование есть сложнейший многоуровневый психический процесс, подчиняющийся всем законам и принципам действия психической энергии.

1. Принцип естественности. Исполнительское действие, от постановки до сложных приёмов звукообразования, должно формироваться в естественном для данной индивидуальности ритме – форме, как продолжение и утончение естественной чувствительности. Техника начинающего формируется как освоение принципов работы со звуком, но не как готовые приёмы. Велика опасность фиксированных ощущений на инструменте. Каждое действие должна формировать собственная психическая энергия исполнителя. Попросите говорящего произнести слово, скопировав чужой ритм, силу, акцентировку, и слово потеряет всякую убедительность. В освоении приёмов обязательно должно присутствовать собственное искание ученика. Задача учителя направлять, помогать, корректировать, не заменять собою, не становиться на путь репетиторства, так называемого «натаскивания». Наиболее перспективными видятся те подходы, которые не требуют от начинающего силы, интенсивности звучания. Сначала должна утвердиться свобода движений, необходимая сознательная чуткость прикосновения, и главное – устойчивая симпатия к инструменту. Эта изначальная симпатия, ощущение инструмента как живого, как части себя самого («смычок – продолжение руки») есть первое звено той живой цепочки связей: «мысль – слух – действие».

«Динамика – наука о силах» (Л. Ауэр). В вопросах исполнительского темперамента, исполнительской выразительности следует чутко направлять внимание ученика, не нарушая естественного баланса сил. В психологии известен так называемый «закон однополюсной траты энергии»: чем интенсивнее внутреннее действие (мысль, переживание), тем менее интенсивным будет внешнее движение и наоборот (сосредоточенно мыслящий замирает). Нередко ученики, глубоко переживающие музыку, кажутся исполнительски недостаточно энергичными, а энергичным не хватает глубины, тонкости внутренних звучаний. В первом случае вопрос решается как достижение большей чёткости музыкального представления и большей степени внимания к его звуковому выражению, но не путём эмоционального раскачивания, вредного и опасного для ребёнка. Вторая задача решается воспитанием сосредоточенности и внимания к внутреннему плану музыки («слушать тишину»).

2. Принцип сознательности. Ценность действия – в явлении сознания. Никакое внешнее качество звука не может заменить отсутствие в нём мысли. Освоение самых элементарных действий должно базироваться на процессе осознавания: осознавания каждого звукообразующего прикосновения, каждой художественной и технической задачи. Простое осознавание действия и ощущения, явление самостоятельного целеполагания, в особенности контролируемое чувством красоты, уже будет одушевлением физического звука, насыщением его психической энергией. Действия механические, неосознанные не имеют творческой ценности, в исполнении будут препятствием в создании искомой «резонансной вертикали» – живой интонации. Темп продвижения в мастерстве – это темп развития музыкально-исполнительского сознания, не просто темп овладения приёмами  звукоизвлечения и звуковедения и внешней выразительности. Активность сознания пробуждается различными способами, в том числе соответствующими критериями исполнения. От начинающего не следует ждать внешней «яркости» исполнительских действий, но свободы, гармоничности и искренности. Творческое состояние – искание, полное внимания и самоконтроля, – есть состояние цельности, когда разум, сердце и воля – в единстве. «Какого цвета искомый звук?», – спрашиваем начинающего, не ради нахождения того реального соответствия звук – цвет, но ради пробуждения внимания и побуждения к сосредоточению. Украинский певец и педагог А. Мышуга говорил, что для того, чтобы стать хорошим певцом, нужен прежде всего не голос, как считают итальянцы, а светлый разум, горячее сердце, железная воля, а уже потом голос.

3. Закон иерархичности психических процессов (определяющий приоритет и ведущую роль художественного начала над техническим). «Ничто так не украшает игру музыканта, как певучий, осмысленный и содержательный тон» (А. Ямпольский[3, с.19]. Если начинающему  ученику, пытающемуся ровно провести смычок по струне, задать вопрос об образе: «что видишь?», – то смычок, скорее всего, на тот момент внутреннего внимания явит меньшее «повиновение», однако изменится «атмосфера» звука. Это вибрация мысли - представления «оживила» физический звук, явилась основа интонации. Вопрос качества решается не за счёт сужения объёма внимания, но постоянным «вертикальным» перемещением внимания: Идея, образ, звук-интонация. Нельзя ни на мгновение упускать из виду задачу воспитания звукоформирования сверху вниз, но не наоборот. При этом надо, чтобы ученик ясно видел разницу между Идеей, образом и представлением о необходимом звучании. Начинающий ищет «красивый» звук. Вопрос: «Что ты видишь?», – это вопрос об образе. Можно услышать ответ, в котором не будет реального видения; надо целенаправленно побуждать воображение, во-первых, к возвышению (напрягать «струны сердца», устремлять внимание вверх), во-вторых, к яркости, чёткости («Небо, ясное, голубое, солнечное…»). Далее зададим вопрос: «О чём думается, «видя» это ясное, голубое небо?» – «О мире, о Бесконечности…». Это уже идея. Далее ищется соответствующий звук, причём, образ-идея не должны уйти из поля внимания. Сначала перемещая внимание, но постепенно добиваясь всей трёхплановой полноты, придём к искомой объёмности звучания, когда вибрация идеи и образа одухотворяет, оживляет звук, рождает его новые индивидуальные качества. Так исполнительская воля движима объёмным вниманием, основной вектор которого направлен вверх, к Миру Духовному. «Ни звука без мысли. Ни звука без сердца».

Закон Красоты – закон возвышения всех музыкальных представлений и облагораживания действий – также является аспектом закона иерархичности… В связи с этим необходимо снова сказать о том, что начальное обучение музыке должно быть основано на самых возвышенных впечатлениях музыки, других видов искусств. Необходимо целенаправленно питать культуру ребёнка, его духовность, помня, что «мир музыкальных образов не может быть понят сам из себя» (Б. Теплов). Не следует инфантилизировать детство,  упрощать мир музыкальной образности. Надо доверять глубине ребёнка, питать его духовные потребности, ибо только на этом прочном фундаменте могут быть воспитаны действительно ценные явления искусства и жизни. Закончим словами Г. Нейгауза: «Не могу скрыть свою радость по поводу очевидного факта: самое высокое, самое прекрасное, самое  редкостное именно и есть самое нужное, самое доступное, самое действенное и самое сильное» [1, с.289].

 

Литература

1.     Г. Нейгауз «Об искусстве фортепианной игры» - М.: «Музыка», 1988

2.     М. Вайнберг «Леонид Коган». - М.: «Сов. Композитор», 1987

3.     «Музыкальная педагогика». / Сост. М. Берлянчик. - М.: «Классика-ХХ1», 2006

]]>