Живая Школа
На сайте "Живая Школа" вы сможете узнать о новой педагогике, ориентированной на духовное развитие, базирующейся на Знании основных Законов Бытия и законов психической энергии. Можно познакомиться с новой методикой музыкального образования и воспитания (развитие музыкальности, музыкального мышления, музыкально-исполнительского мастерства...), основанной на принципе развития сознания и воспитания духовных потребностей личности.

Книга «Надземное» о Великом Путнике

Красота Мира Высшего раскрывается в Учении не только в непосредственных знаниях о Мире Огненном, о Мирах Дальних, но и благодаря описаниям жизни Великих Учителей.

Великий Облик Величайшего Спасителя человечества дан в чертах высшей человечности.

Жертва жизни среди людей, в умалённом облике – истинно, жертва величайшая. Приношение Знания людям, рассеивание тьмы невежества человеческого осуществлялось не только ценою нечеловеческих мучений, которыми человечество ответило на дары Знания и Света, но и ценою отложенного восхождения Духа в Область высшего Творчества – Высшей Любви и Созидания.

Нет выше жертвы, чем жертва схождения во тьму невежественного мира ради освещения пути тех, кто так мало могли взять из щедро даваемых сокровищ.

Дар Бессмертия людям – это дар Знания о духе человеческом, призванном к стремлению в области высшей жизни, светоносной мысли – сквозь плотные слои материи к свету высшей осознанности бытия…

 

Религия сделала отвлечённым Облик величайшей жизненности и красоты, скрыв жизненность не только Облика, но и Знания, данного человечеству ради восхождения.

Учение Живой Этики, открывая страницы жизни Великого Братства, даёт живые описания Обликов Высших, начиная с Облика Величайшего из Учителей.

Красота Света, красота Высшей жизни – постоянно изливающаяся Мысль – сейчас и во всякое мгновение насыщает мир.

 

Учение Великого Братства призывает людей к Общению сердечному с Миром высшей мысли и высшей красоты, жизненно, сердечно, в любви и Свете.

Сегодня Христос – не в храмах среди изображённых распятий, но в живом дыхании идущей Новой Эпохи, в мысли огненной, в очертаниях прекрасных Миров Дальних, в знании о тончайших силах Бытия.

Этими высшими силами производились исцеления. Эти тончайшие силы указывались как предмет искания духа человеческого.

Любовь, вмещая полноту Света, предполагает любовь к полноте Знания.

 

«Урусвати имеет записи о некоторых днях Великого Путника. Она сохранила в памяти Облик Его. Великий Путник избрал стремительный подвиг и поразительное завершение. Почитая Его, люди мало ценят, что Он обращался к народу и положил основание переоценке женщины. Во всех древних апокрифах находим отдельные черты, сохраненные верными почитателями. Было бы ошибкой отвергать так называемые апокрифы. Кто может утверждать, что они ложны? Они могут быть отрывочны и разновременны, но основаны они на преданиях дружественных. Это качество тоже мало оценивается. Казалось бы, недоброжелатели должны наклеветать, но прекрасный облик Великого Путника остался светлым. Все заблуждения последователей не коснулись Путника Великого. Так мы можем приближаться к Высшим Обликам, и никому не запрещается подражать Им достойно.

Надо отметить, что главное Учение было дано Им в тонком теле, и такое завершение вполне соответствовало блестящему заявлению Истины. Мудро дал Он простое слово народу об основах жизни. Лишь малому числу можно было доверить поучения Тонкого Мира, ибо по обычаю Учение давалось устно. И в апокрифах не отразились последние наставления, они касались силы мысли и не могли быть поняты народом. Учитель знает, что по неразумию может быть обращено во вред.

Проявление в тонком теле составило заключительную часть подвига. Без всякого отдыха было продолжено Учение. В малых намеках можно видеть, что даже истинные ученики трепетали от такого мощного явления. В одном из апокрифов упоминается об упавших мертвыми или замертво, то и другое могло произойти. Но главное явление имело поразительное следствие. Учение осталось, и никакие извращения не могли затемнить его.

Не беда, что люди нагромоздили около Прекрасного Облика свои неуклюжие приношения. Существующие Изображения не походят на самого Великого Путника. Спросят — почему же не выправлено Его Изображение? Но почти все изображения не отвечают сходству. Наиболее сокровенные Изображения не выдаются широко. Существует и причина тому, люди обычно предпочитают Облик, сложенный ими самими. Также люди не признали бы и обстановку жизни Великого Путника. Не поверили бы, что он трудился усиленно и знал не одно мастерство. В Его стране можно найти гончарные изделия Его рук. Они являются целительными талисманами. Но кто знает о таких добрых знаках? По пути Великого Путника много добрых знаков» («Надземное», 146).

 

«Урусвати помнит поразительные черты Великого Путника: глаза, лоб и светлые русые волосы. Так необычны были эти черты среди местного населения, что они порождали нелепые россказни. Но нужно помнить, что люди все поразительное пытаются извратить в нелепость.

Мало знает история о Матери Великого Путника, которая была не менее великой нежели Сын. Матерь была из великого рода и собрала в себе утонченность и возвышенность духа. Она прибегла к первому пути, чтобы обезопасить ребенка. Она заложила в Сына первые высшие думы и всегда была оплотом подвига. Она знала несколько наречий и тем облегчила путь Сыну. Она не только не препятствовала хождениям дальним, но собирала все нужное для облегчения странствий. Она пела колыбельную песнь, в которой провидела все чудесное будущее. Она обращала внимание на народ и знала, что он может сохранить сокровище Учения. Она поняла величие завершения и ободряла даже мужей, впавших в малодушие и отречение. Она была готова пережить тот же подвиг, и Ей Сын поведал решение свое, укрепленное Заветами Учителей. Именно Матерь знала о тайне хождений. Не нужно признавать местные обычаи, чтобы понять основание жизни великой Матери. Не обычаи, но утверждение будущего вело волю Матери. О ней, поистине, мало известно, но, говоря о Великом Путнике, прежде всего, следует сказать о Той, которая незримо вела Его по высотам» («Надземное», 147).

 

«Урусвати помнит Великого Путника. Среди пустыни Аравийской Он был в одиночестве, но в шатре Шейха нашел друзей и пособников. Часто Он оставался один. Не следует думать, что странствие Его протекало всегда в богатых караванах. Также не забудем, что, облекшись в земную оболочку, каждый становится в условия плотного мира. Такое обстоятельство обычно упускается из вида, и предполагается, что Наши Братья, идущие в мир, будут в каких-то неестественных условиях. Естество есть законом ограниченное состояние. Каждый из Нас знает это и сознательно избирает путь.

Не невозможно, что Путник встретит и темных на пути. Не думайте, что сказанное о встрече Великого Путника с Князем Тьмы есть вымысел или символ. Урусвати может подтвердить, как она видела не однажды разных темных сущностей до иерофанта зла включительно. Казалось бы, в чем же разница таких нападений от обычных натисков тьмы? — Разница велика, ибо Наши Братья не страшатся этих нападений и тем не могут быть повреждены. Так, Великий Путник видел нередко ужасные облики, но не убоялся.

Многие не поймут, почему такой Великий Дух должен видеть несовершенных темных сущностей. Но сила магнита влечет и темных. Они мечтают хотя бы чем-нибудь смутить и повредить. Даже малейшее сомнение не позволит ходить по воде и по огню или подниматься на воздух. Упоминаю это, ибо Великий Путник мог успешно и ходить по воде, и подниматься на воздух. Главное условие было в том, что в Нем не было никакого сомнения.

Твердо Он шел, ибо решил в сердце подвиг. Уже был предуказан подвиг, но его нужно было принять всем сердцем, без сомнения и без сожаления. Такое неуклонное движение не поддерживалось никем из окружающих, кроме Матери. Но Ее водительство заменяло Путнику все трудные страдания. Нужно запомнить эти черты жизни Великого Путника, чтобы проникнуться величием Его подвига» («Надземное», 149).

 

«Урусвати знает, что Великий Путник направлял сознание человеческое к Наивысшему. Он понимал, как люди еще не могли мыслить срединным путем. Так, даже если человек пытался произнести Несказуемое, и тогда Великий предоставлял лучше обращаться к Наивысшему, нежели понизить мышление. Нужно понять, как Великий учил народ молиться в сердце, на горе, среди горнего вдохновения.

Невозможно объять всю глубину проповеди Великого, ибо в самых простых словах Он давал наставления всей сущности жизни. Именно ценность Его подвига была в простоте. Эта простота не была измышлена для народа, но красота была в том, что высочайшее выражалось наипростейшими словами. Нужно постоянно обращать сложное в простое. Только в простоте выражается добро — такова деятельность Великого Путника.

И в Тонком Мире влияние Его велико, и любит Он опускаться в низшие слои, чтобы прана Его ауры очищала темные сферы. Не думайте, что Ему, даже Ему, легки такие нисхождения. Тем более может служить примером Его целительное прикасание к язвам страданий.

У Нас принято посещать низшие сферы Тонкого Мира. Уявление сердца может спасти множества» («Надземное», 150).

 

«151. Урусвати знает, что каждый Великий Учитель близок врачеванию и искусству. Также Великий Путник особенно выделялся этими качествами. Лишь в некоторых апокрифах можно найти отрывочные указания на советы о врачевании. Не следует думать, что несколько перечисленных чудес уже исчерпывали всю действительность. Множество врачебных целений совершалось. Они распадались на два вида — люди приходили за исцелением, или Великий Сам прикасался там, где Он видел зачаток болезни. Нередко человек не знал, почему к нему прикоснулся Прохожий. Такое действие было истинной щедростью Великого Духа, который подобно неутомимому сеятелю раздавал зерна добра.

Также нечасто можно найти в апокрифах слова о красоте, но, все-таки, они произносились. Учитель обращал внимание на прекрасные цветы и на сияние солнца. Также Учитель поощрял хоровое пение, ибо оно — сильнейшее средство для вибраций гармонии. Но Учитель не настаивал на этой прилагательной стороне музыки и пения. Он лишь звал к радости и вдохновению.

Среди учеников и последователей было много горя и житейских бедствий, Учитель помогал, прежде всего, поднятием духа. Лишь когда равновесие устанавливалось, Он начинал обсуждать положение. При этом Он никогда не осуждал прошлое, но устремлял к будущему. Учитель ясно видел будущее, но выдавал его лишь по сознанию. Учитель находил суровые слова там, где сознание было мертво, — так Врач и Творец совершал Свой Путь» («Надземное», 151).

 

«Урусвати слышала величественную музыку сфер и также скрежет хаоса. Из этого смятения и воплей Великие Учителя образуют гармоничную симфонию. Только тот, кто слышал обе крайности, может судить о протяжении такой эволюции. Лишь несведущие полагают, что арфы небесные звучат по первому приказу. Но от бездны хаоса до гармонии Небес — путь труден. Потому-то Великие Учителя будут и Великими Тружениками.

Люди хотят видеть Учителей в своем одеянии. Если Учитель в какой-то мере отличается от самовольного представления, то немалое сомнение возникает. Требующий не подумает, что его запрос основан на невежестве, и не может вообразить, что измышленный им облик будет пошлым. Вообще, в большинстве случаев, Изображение Великих Учителей представляет безвкусие. Люди хотят, чтобы Учитель и внешне отличался от присутствующих. В таком случае присутствующие не распознали бы Великого Путника.

Он не отказывался посещать праздничные собрания и беседовал о каждодневных нуждах. Лишь немногие замечали, сколько мудрых советов давалось с улыбкой и ободрением. А улыбка Его была прекрасна. Эту задушевность даже ученики не всегда оценивали. Бывало и осуждали, когда, по их мнению, Учитель уделял слишком большое внимание незначительному человеку. Между тем, прекрасные сосуды открывались под такими улыбками. Также бывали осуждения за беседы с женщинами, но Учение было охранено, именно, женщинами. Также осуждали присутствие так называемых язычников, забывая, что Учитель пришел к людям, а не для одной секты.

Упоминаю о таких осуждениях, ибо они сделали Облик Великого Путника еще человечнее. Если бы Он не соприкоснулся с жизнью и не страдал, то и подвиг Его утерял бы свое величие. Никто не думал, какие страдания причиняли Ему соприкасания с разными беспорядочными излучениями.

Мысль о подвиге не покидала Великого Путника. Осуждение, слышанное Им, тоже привходило в несение подвига. Так проходил свой стремительный путь Великий Учитель. Мы любим вспоминать такие примеры» («Надземное», 152).

 

«Урусвати знает из апокрифов, что люди хотели сделать из Великого Путника народного героя. Такие желания нередко высказывались по отношению Великих Учителей. Происходило печальное недоразумение. Конечно, Великий Учитель и есть герой и вождь, но многие сознания не могут вместить истинное значение этих понятий, — так свиваются терновые венцы.

Урусвати слышала Голос Великого Путника, но мог ли он принадлежать водителю толп? Именно толпы своими криками ввели Путника под особые страдания. Толпы, те же самые толпы, кричали о царстве, и они же торопили казнь. Так они своеобразно способствовали исполнению пророчеств.

Невозможно представить, какая карма ложилась на множество безумцев! Могут теперь многие помнить события, которые легли на плечи многих поколений. Это не наказание, но следствие безумия свободной воли. Когда советую очень воздерживаться от неразумных слов и мыслей, тем самым прошу подумать о будущем.

Учитель мог пройти путь подвига и без рычаний толп, но именно, даже исцеленные Им наполняли пространство угрозами и проклятиями. Такое проявление свободной воли можно называть многими именами, но, все-таки, оно останется свободной волей. Правильно считать свободную волю высшим даром, но как разумно нужно пользоваться этим драгоценным сокровищем! До сих пор Мы храним в Наших тайниках многие предметы, связанные с жизнью Великого Путника. Можно удивиться, насколько излучения Его сохраняются в течение многих веков. Такое мерило есть самый верный показатель количества всеначальной энергии. Именно, не тогда, когда рука или дыхание намеренно посылают силу, но когда каждое непроизвольное касание уже наслаивает неизгладимую энергию.

Так помните о необычайной всеначальной мощи Великого Путника» («Надземное», 153).

 

«Урусвати знает, что Великие Учителя могут говорить с животными. Пример Великого Путника и в этом отношении поразителен. Но следует понимать разумно такое общение с животным миром. Люди могут не прибегать к животным звукам и все-таки понимать их. Психическая энергия может непосредственно соприкасаться с такой же энергией и достигать понимания.

Прежде всего, необходимо отсутствие страха и гнева с обеих сторон. Также нужно преисполниться истинным доброжелательством, но нельзя солгать в таких свойствах. Многие трусы уверяют в своем мужестве, а самые злобные прикинутся добрыми, тогда нет пути. Между мирами утеряна связь самая естественная, ибо живые твари утратили обоюдное доверие. Теперь рассказывают как редкое явление, двое животных разной породы могут жить вместе. Люди тоже приближаются к животным с сомнением. Откуда же зародится взаимопонимание?

Но если бы увидеть, как Великий Учитель обращался к животным и птицам, то можно бы убедиться в существовании живой связи между мирами. Он мог позвать птицу себе на руку и послать ее в определенном направлении. Он мог утишить любое животное не окриком, но внушением спокойствия. В старых преданиях говорится о приходе больных животных к Учителю для исцеления. Можно привести много таких примеров, и Учитель имел право назвать животных меньшими братьями. Но не было никакой условной нарочитости в этих свободных общениях, было не рабство, но сотрудничество» («Надземное», 154).

 

«Урусвати знает, насколько долго помнят животные излучения своего хозяина. Если это можно наблюдать в повседневности, то насколько мощно наслаивается излучение Великого Учителя! По этому можно замечать, что Учителя, с одной стороны, закладывают магниты, но с другой, Они уничтожают свои вещи, чтобы не оставлять умышленных излучений в невежественных руках.

Можно видеть в истории, как распылялись предметы, принадлежавшие Учителям. Например, картины Сен-Жермена остались в четырех странах: во Франции, в Англии, в Германии и в Нидерландах под разными именами. Несколько осталось в семье Ван-Ло, но большинство было уничтожено автором.

Такая же судьба принадлежала предметам, бывшим около Великого Путника. Говорю о предметах, бывших около, ибо Он их своими не считал. Такой отказ от собственности выливался естественно, ибо Он шел стремительно.

Немало было удивления среди учеников, когда Он хотел трудиться вместе с ними, чтобы пропитание давалось трудом. Именно такая основа применялась и другими Нашими Братьями. Один, бывший императором, любил при начале трапезы сказать: «Кажется, заработал свой хлеб». Несколько самых ревностных учеников отпали именно по причине такого постоянного труда. Знаете такой пример и на севере.

Таким образом, нужно очень понять распределение магнитов, оставленных Великим Путником. Их немного, но места их замечательны. Он поручал ученикам относить такие магниты в дальние страны. Нужно вспомнить, как далеко проникали Его вестники. Люди не знали их, но все-таки чуяли значение таких посланников и ненавидели их, как злобствуют на все непонятное» («Надземное», 155).

 

«Урусвати знает, что Великий Путник одним взглядом обращал окружающих к Наивысшему. Учитель говорил: «Братья, решительно для всего вы находите значительное время, но Наивысшему вы оставляете лишь краткие мгновения. Если бы вы отдавали Наивысшему лишь время, потраченное на трапезы, то вы уже сделались бы Учителями». Так Он учил жизненной пользе обращения к Наивысшему.

Также говорил Он: «Когда обращаетесь от всего сердца, то почувствуете как бы крепкую нить, связующую с Великим Сердцем».

Также говорил: «Не тревожьте друг друга, когда видите, что кто-то углублен в молитве. Можно повредить человеку, можно разорвать его сердце неразумным вмешательством».

Также говорил: «Умейте явить чистоту и полощите рот после каждой пищи. Не опьяняйтесь, ибо в безумии человек хуже последнего животного».

Также говорил: «Не вкушайте мяса, если есть возможность к тому».

Так можно найти в апокрифах много намеков о всех сторонах жизни. Кроме уже найденных апокрифов можно открыть и еще несколько. Не будем судить о времени записей, ибо они не однажды переписывались и переводились.

Кроме того, не забудем, что установленные писания выбраны случайно из множества имевшихся. Так следует отнестись со вниманием ко всему дошедшему из прошлых веков. Также не забудем, что в позднейшие века апокрифы не записывались, и они относились к векам не очень удаленным от событий. Не будем относиться лишь отрицательно, ибо и теперь находят отрывки древних писаний» («Надземное», 156).

 

«Урусвати испытала чувство отрыва от Земли. Такое чувство и магнитное притяжение могут знать лишь испытавшие их. Они могут понять, насколько Учитель может подвергаться сильнейшим притяжениям. Он имеет право оторваться от Земли, но не делает этого. Но испытывает при этом тяжкую тоску. Нельзя словами выразить эту степень тоски. Лишь мощь сознания может вывести из таких подавляющих приступов.

Также следует отметить качество делимости духа Учителя. Знающие это качество понимают, как в такие мгновения ощущается полное отсутствие. Обычно такие мгновения очень кратки, но, при развитии делимости духа, они могут быть весьма глубоки. Можно представить, какие мгновения отсутствия испытывал Великий Путник! Это не есть потеря сознания, но именно отсутствие частичное, когда психическая энергия работает на дальних расстояниях.

Уявление Облика Великого Путника ощущалось во многих местностях одновременно. Люди совершенно отчетливо видели Его наяву и во сне.

У сердца много работы при делимости духа. Можно представить, насколько опасно нарушать покой во время таких отсутствий. Это состояние почти равняется выходу тонкого тела. Но люди не считаются с таким напряжением, и нередко происходит вред» («Надземное», 157).

 

«Урусвати знает, что есть священная боль. Современные врачи назовут эту боль невралгией, ревматизмом, нервными судорогами, воспалением нервных каналов. Много определений будет высказано, но даже земной врач усмотрит нечто особенное. Мы определяем это нечто как стук психической энергии в Беспредельности. Можно заметить, что такие боли начинаются без видимой причины и умолкают тоже без следствий. Они разновидны, и невозможно предвидеть, какой центр заболит.

Теперь можно вообразить, насколько подвержены таким напряжениям Великие Учителя! Не может быть иначе, всеначальная энергия стучится в новые сферы. Она стремится вздохнуть там, где вибрации ей отвечают. Но свободная воля Учителя привязывает явление к Земле во благо человечества.

Нужно понять, что лечение таких болей может быть лишь вибрационным. Мы посылаем токи, и нередко они доходят до очень сильных степеней. Явление таких болей немало мучило Великого Путника. Он в такие часы удалялся в пустыню, там легче было принять вибрации. Никто не предполагал, что Великий Путник может испытывать такие боли. Люди полагали, что Учитель должен быть изъят от всех земных проявлений. Сам Великий Путник не скрывал, насколько Он нуждается в сотрудничестве людей. Он постоянно повторял, что дается по вере. Так Он учил значению всеначальной энергии.

Лишь при полном осознании энергии можно вызвать ее действие. И только при добром желании она будет служить. Так можно видеть в жизни Великого Путника самые человеческие и научные утверждения» («Надземное», 158).

 

«Урусвати может передать черты Великого Путника художнику, склонному к изображению человеческих ликов; хотя бы в общих чертах можно запечатлеть Изображение. Напомним еще раз черты Его: волосы светло-русые и, действительно, довольно длинные, концы их несколько темнее, слегка волнистые, мелкими извивами, но пряди остаются заметны. Лоб светлый и широкий, но не видно морщин; брови несколько темнее волос, но невелики, глаза синие и подняты в углах, ресницы дают глазам глубину. Немного заметны скулы, нос небольшой и довольно мягкий, небольшой рот, но губы довольно полные. Усы небольшие, не закрывающие рта. Также борода небольшая и слегка раздвоенная на подбородке. Такие черты побуждали любить Учителя. Не столько красота, сколько выражение делало Учителя запоминаемым.

Так и каждый, обращающийся к Учителю, должен преисполниться любовью. Почитание и уважение без любви не могут быть действительными. Некоторые думают, что любовь может унижать почитание. В этом заблуждении заключено непонимание высшего чувства. Лишь тот ученик, кто любит Учителя. Каждое обращение имеет основой любовь или страх, но страх неуместен там, где стремятся к Свету.

Урусвати вспомнила, как совершала плавание в лотосе. При всей хрупкости такой ладьи, она не ощущала никакого страха. Это символ бесстрашия при устремлении к Учителю. Лишь любовь может создать такое бесстрашие. Очень нужно развивать в себе такую пламенную любовь. Даже здоровье укрепится при таком высшем чувстве. Невозможно без нити любви противостоять всем натискам хаоса.

Вспоминая Лик Учителя, можно проникнуться любовью. При этом нужно помнить, что не может быть исключительной любви среди Братства Великих Учителей. Ученик будет иметь своего Учителя, но он будет относиться с любовью и к другим Учителям. Именно избранный Учитель будет ближайшим, но, узнавая подвиги других Учителей, чувство любви будет искренним» («Надземное», 159).

 

«Урусвати знает, что Великий Путник имел обычай на песке чертить различные знаки, потом сметал их. Ученики спрашивали — отчего Учитель не писал те же знаки на чем-то постоянном? Но Учитель начертил знаки на воздухе и сказал: «Вот наиболее постоянный явленный устав. Ничто не изгладит эти начертания». Так Учитель разъяснял силу мысли.

Некоторые утверждали, что знаки пространственные сияли, как молнии. Учитель не отрицал возможность такого сияния и говорил: «Будет время, и люди познают, как передавать начертания свои на дальние расстояния». Ученики не могли понять, о чем им сказано.

Еще говорил Учитель: «Уберегитесь от дурных мыслей. Они обратятся на вас и осядут на плечи ваши, как омерзительная проказа. Но добрые мысли вознесутся ввысь и вас вознесут. Нужно знать, насколько человек носит в себе и свет целебный, и мрак смертный».

Еще говорил: «Мы расстаемся здесь, но можем встретиться в облачениях света. Не будем заботиться о базарах, ибо в царстве Света одежды выдаются по желанию. Не будем печаловаться, когда нас ждут с радостью лучшие друзья».

Еще говорил: «Не будем жалеть о том, что изнашивается быстро, ибо нам уже готовы одежды прочные».

Еще говорил: «Вы привыкли бояться смерти, ибо вам не говорили о переходе в Мир лучший».

Еще говорил: «Нужно понять, что добрые друзья и там будут трудиться вместе».

Так постоянно Великий Путник учил вечности и силе мысли. Но такие Заветы были поняты лишь немногими. Даже невозможно представить, как мало было число запомнивших слова Учителя! Между тем, Он умел говорить кратко и просто.

У Нас особенно ценят уменье сказать кратко. В пространстве такие иероглифы высекают очень четкие знаки» («Надземное», 160).

 

«Урусвати знает, как нередко Великий Путник был тревожим силами тьмы. Даже в Писании было отмечено такое утеснение. Можно спросить — каким образом могли запечатлеться в Писании случаи, которые происходили без свидетелей? Сам Великий Путник должен был поведать об этом — так и было. Учитель не скрывал борьбы, происшедшей около Него. На собственном примере Он приготовлял учеников к постоянной битве. Он говорил: «Каждый человек беспрестанно находится в трех битвах. Человек может воображать себя в полном покое, но на самом деле он будет принимать участие в трех битвах одновременно».

Первая будет между свободной волей и кармой. Ничто не может освободить человека от участия в столкновениях этих начал.

Вторая битва бушует вокруг человека между развоплощенными сущностями добра и зла. Так человек становится добычею одних или других. Невозможно представить себе ярость темных, пытающихся овладеть человеком.

Третья битва шумит в бесконечности в пространстве между тонкими энергиями и волнами хаоса. Невозможно человеческому воображению охватить такие битвы в Беспредельности. Ум человеческий понимает земные столкновения, но не может он, глядя в голубое небо, представить, что там бушуют мощные силы и вихри. Только овладев чувствами земными, может человек помыслить о Невидимых Мирах. Нужно привыкать к таким мыслям. Только они сделают человека сознательным участником Сил Беспредельных.

Помыслите о своем постоянном предстоянии перед ликом Беспредельности. Самые высшие слова не выражают Всевышнее. И лишь краткие мгновения сердце может затрепетать восторгом познания. Умейте запомнить такие мгновения, ибо они будут ключом к будущему.

Невозможно принять наполнение всех бесчисленных миров, но к тому направляет Учитель. Сумейте почтить Его доверием, без этого моста не пройти» («Надземное», 161).

 

«Урусвати знает, что Великий Путник имел общение не только с бедными, но и с богатыми. Можно видеть, что Он не всем богатым указывал раздачу имущества. Не было ли в этом противоречия? Не было. Учитель указывал отказ от богатства там, где Он видел ложное отношение к земным сокровищам.

Он говорил человеку о необходимости освободиться от богатства, когда видел, что сокровища являлись тяжким жерновом на шее слабого духом. Так и должно понимать отношение Учителя к земным сокровищам. Он не отрицал их, ибо нельзя считать несуществующим то, что есть на Земле. Но необходимо найти разумное отношение ко всему сущему.

Учитель вовсе не желал видеть всех в одинаковой нищете. Учитель, наоборот, посылал советы, что даже при малом достатке можно иметь чистую радость без зависти к соседу.

Учитель мог побыть с бедными и богатыми, и везде Он был одинаково добр и полон желания помочь. Ведь богатые иногда больше нуждаются в помощи.

Также Учитель стремился помочь, когда видел совершающуюся несправедливость. Учитель понимал, как обратить гонимых в героев. Учитель понимал, что каждое Его благодеяние будет осуждено, и Сам не заботился о признательности, но в советах своих Он не забывал указать на великую силу признательности. Так вспомним чудесную жизнь, которая напитала множество сердец» («Надземное», 162).

 

«Урусвати знает, что лучшие поучения Великого Путника и поразительные исцеления остались незапечатленными. Кроме обращения к народу и к ученикам, Он имел много собеседований наедине. Кто же мог записать такие замечательные поучения?

О смене жизней Учитель не говорил народу, ибо в Его стране эта истина не была бы понята. Даже из учеников немногие усваивали вполне перевоплощение. Перевоплощение было известно некоторым сектам и так же, как и теперь, оно отрицалось многими. Именно, так же как и теперь, смена жизней вызывала ожесточенные споры.

Учитель любил говорить о предметах спорных наедине, ибо тогда Он мог сообщать по уровню сознания. Много было таких одиночных бесед. Иногда они касались начальных предметов, но бывали и собеседования с весьма образованными философами. Одни приходили боязливо в ночную пору, но другие решались приближаться и днем. Великое терпение Он проявлял ко всем. Можно себе представить, как было заполнено время Его в течение краткого подвига. Ученики часто недоумевали, когда имел Он время для сна?

Также многие замечательные исцеления происходили незаметно. Люди замечали исцеления безумия, паралича, слепоты и глухоты. Такие исцеления своею очевидностью поражали толпу. Действительно, когда немые заговорили и прокаженный очистился, толпа была потрясена. Но, с научной точки зрения, иные чудеса были еще замечательнее. Учитель силою воли останавливал внутренние разрушительные процессы. Толпа и даже близкие не могли оценить такое мощное воздействие. Оно заставляло двигаться не только омертвелые мускулы, но могло заживлять пораженные ткани. Проявлялась такая сила мысли, о которой человек мог лишь мечтать.

Это воздействие уже невозможно называть внушением. Оно должно было бы уже называться победою над плотью. И теперь, когда люди начали изучать силу мысли, они должны вспомнить о бывших замечательных победах мысли. В основе пусть будет соизмеримость, тогда энергия устремится по кратчайшему пути» («Надземное», 163).

 

«Урусвати знает, какие космические условия сопровождали переход Великого Путника в Тонкий Мир. Но, кроме замеченных потрясений, были и многие другие. Удивительно ли, что событие земное соединилось с космическим? Нет, наоборот, люди должны примечать, что все события связаны. Необходимо, наконец, признать единство Космоса.

Многие явления сопровождают каждую ступень эволюции. Но люди в такие торжественные дни становятся особенно упрямыми. Они напоминают путников, которые, прибыв к месту назначения, отказываются выйти из повозки. Совершенно так же и во время совершения подвига Великого Путника, люди не желали выйти из повозки, не хотели видеть поражающего явления перед ними.

Творилась небывалая несправедливость, и никто не поспешил указать окружающим на ужас происходящего. Сам Великий Учитель имел мудрость Перикла, чтобы не ожидать от толпы справедливости. Он, столько давший, чуял, что соизмеримость уже нарушена. Он лишь предупреждал, чтобы люди не перегрузили свою карму. Так Учитель знал, что путь неизбежен, и перенес учительство уже на явления из Тонкого Мира. Но именно эти поучения остались нигде не записанными. Так появился еще один пример несправедливости.

В записях можно найти только самые краткие намеки на посещения Учителя из Тонкого Мира. Но даже преданные ученики не нашли возможности указать, что самые великие Откровения были даны Учителем уже в тонком теле. Между тем, такое указание было бы чрезвычайно важным для всего Мира. Учитель не настаивал, ибо видел, что пространство лучше сохранит Его Заветы.

Также и теперь Мы предупреждаем о космических напряжениях, но мало кто слушает. Мы указываем на необычные явления, но люди считают их случайностями. Так происходит пример несоизмеримости» («Надземное», 164).

 

«Урусвати знает, сколь разнообразные свойства требуются для совершенствования, иногда такое собрание свойств даже трудно объять разумом человеческим. К примеру, возьмем неукротимость Навина, который вел необузданный народ. Он должен был не увлекаться прекрасными заданиями, но сосредоточить волю на водительстве, которое было сопряжено с непрерывными опасностями не только для него, но и для всего народа.

Можно представить себе пастуха, стремящегося провести стадо через заросли. Сколько ветвей ему нужно сломать, чтобы продолжить путь! Сколько камней нужно столкнуть с горы! Пастух имеет задачу довести стадо до темноты, но много зверей угрожают, и топор пастуха не излишен — таков путь вождя. Он накопит отвагу, решимость, стремительность и самоотверженность.

Теперь посмотрим и другой путь вождя ума и созидателя, именем которого назван целый век лучших достижений. Век Перикла остался одним из самых утонченных явлений. Наука и творчество легли в основание стремления народа. Перикл знал и восхождение, и удары судьбы. При нем собраны были лучшие умы. Такие философы оставили человечеству целую эпоху мысли. Между друзьями Перикла можно назвать и Великого Путника, который впитал незабываемое очарование века знания и красоты. Такие основы также утверждают самоотверженность и устремляют к подвигу.

Можно заметить, как скрепляются лучшие духи, чтобы потом встретиться на пашне труда. Нужно очень внимательно присматриваться к накоплениям различных качеств, в этой последовательности можно находить черты мирового зодчества» («Надземное», 165).

 

«Урусвати знает, что каждое доброе действие преображает частицу хаоса, потому каждое творение доброе называем сожжением хаоса. Такая метафора имеет реальное основание. В порыве к добру, к свету зажигаются лучшие огни, и они выявляют хаос в новом очищенном виде.

Люди иногда думают, что сотрудничество с Братством обрушивает на них ярость тьмы — предположение неверно. Гораздо ближе сказать, что каждое добро сотворенное привлекает злобу темных.

Наверное, найдутся малодушные, которые скажут — для благополучия нашего не будем творить добра. Велико число таких отказавшихся от добра. Уберегли они сердце свое от добра. Потушили они огни и погрузились в сумерки. Но очень отвратительны призраки сумеречные. Кто боится добра, тот потонет в хаосе.

Великий Путник учил любить добро. Много было извращено Его Учение. Даже самые простые слова не уберегли Учения, и люди сумели обернуть Истину для своих торговых дел. Изгнание торгашей из храма остается символом предостерегающим, но и храм должен быть в духе. Значит, торгашество должно быть изгнано в духе. Никто не может запретить обмен жизненных припасов, но пусть торгаши решают дела при свете огней сердца. Тем самым главные основы жизни могут светиться сиянием добра.

Слышу злобный хохот. Хаос содрогается и надеется, что его слуги не отступят. Так мысль о добре привлекает и судорогу зла. Не убоимся самой ужасной гримасы зла, лишь бы увеличить запас добра» («Надземное», 168).

 

«Урусвати знает, что сожигатели хаоса и создатели хаоса живут здесь, на Земле. Уничтожение хаоса здесь, но не в надземных сферах. Накопление хаоса тоже здесь. Не демоны, но люди стараются увеличить хаос и довести его до абсолютной тьмы. Урусвати почувствовала ощущение этой абсолютной тьмы. Ни с чем нельзя сравнить такую тоску.

Особая ошибка людей в том, что они считают проявленное недоступным хаосу. Ошибка и в изображении сферы в круге, ибо такое символическое начертание как бы уверяет людей в недоступности проникновения в проявленный мир хаоса. Потоки хаоса также стремятся нарушить равновесие, как и лучи Света восстанавливают его. Тьма, как ядовитые токи, пытается препятствовать стремлению мысли. Нужно весьма реально понять такое указание. Поистине, ток мысли может быть затруднен, и тогда надлежит удесятерить энергию. Но такое приложение чрезвычайной силы нагнетает сердце.

Сам Великий Путник учил необходимости равновесия. Могут спросить — указывал ли Он на космогонию? Он лишь утверждал существование множества миров и направлял мысль к Высшему. Такое утверждение было необходимо народу, ибо и в дальнейшем люди считали малую Землю единою обителью человечества. И теперь многие пытаются ограничить мышление лишь Землею. Так Учитель звал к осознанию величия Мироздания.

Явление существ Тонкого Мира Учитель не однажды утверждал, особенно же в своих последних беседах» («Надземное», 169).

 

«Урусвати знает, что около вопросов космогонии и религии должна быть проявлена особая целесообразность. Можно оценить слова Великого Путника, что Он пришел исполнить прежний закон. Многие приступали к Нему с вопросом — плоска ли Земля? Он же отвечал: «Для вас она плоска». Так во всем Он отвечал по сознанию. Можно учиться простоте и утонченности Его ответов. Нужно помнить, что по завету Братства, прежде всего, необходимо говорить по сознанию. Лишь в мыслях Учитель мог рубить канаты предрассудков, но слова Его соответствовали сознанию слушателей.

Среди Его заветов были весьма углубленные, но слушатели принимали их по своему уровню. Доля Учителя одинакова во всех веках, Он должен иметь терпение и сострадание по уровню учеников. Несчетно должен Он касаться тех же вопросов и не может досадить совопрошателю, напомнив, что заданный вопрос уже давно отвечен. Но можно представить себе уровень вопрошателей, и тогда можно поразиться неистощимому терпению Учителя.

Нужно прожить много существований, чтобы запастись таким терпением и понять, в чем заключается помощь человечеству. Так вырастает и любовь к человечеству, — не к особям, но ко всему человечеству, которое обладает свободной волей. Можно много терзаться, наблюдая злоупотребление этим высшим даром, но тем более зарождается решение помощи заблуждающимся. Так можно представить себе внутреннюю жизнь Учителя.

Нужно понять радость подвигу, которая живет в сердце Посланного на спасение человечества. Не убоимся назвать это служение спасением человечества» («Надземное», 170).

 

«Урусвати знает, что люди свободной волей творят свои существования в Тонком Мире. Когда чиста и мужественна воля, когда не подавлена низменными побуждениями всеначальная энергия, тогда переход в Тонкий Мир может быть легким и можно достичь высоких сфер. Поистине, человек творит свою судьбу, как говорил и Великий Путник. Он утверждал, что по пути к высшим сферам множество рук протягивается, чтобы воспрепятствовать полету, но воля и всеначальная энергия не позволяют задерживать стремящегося.

Чистая воля может быть воспитана человеком при всех обстоятельствах. Психическая энергия может быть охранена при всех событиях. Человек и малый, и великий одинаково наделены свободной волей. Каждый из людей одарен высшим даром, значит, он может сам принять его или подобно рабу расточить доверенное сокровище. У каждого имеется достаточно психической энергии, чтобы безбоязненно совершить полет в Тонкий Мир. Но, прежде всего, нужно побороть страх перед Неведомым, иначе говоря, нужно пытаться, хотя бы отчасти, познать Мир Тонкий.

Каждый может найти сведения о Невидимом Мире. Даже не очень стремящиеся найдут указания о существовании Мира Тонкого, нужно лишь обострять свободную волю в этом направлении. Но люди страшатся подумать, что дом их не на Земле, но где-то в пространстве.

Учитель должен развить мышление учеников в направлении миров дальних» («Надземное», 171).

 

«Урусвати знает, насколько западает слово в детское сердце. Особенно до семи лет можно вызвать воспоминания о Тонком Мире. Дети чувствуют, как они ощущали эту особую жизнь. Полезно спрашивать детей — не помнят ли они чего-либо особенного? Такие прикасания называются открытием памяти. Пусть с годами опять замрет память о прошлом, но все-таки останется искра прекрасного существования.

Великий Путник любил открывать память. Он приближал к Себе детей и не только спрашивал их, но и касался рукою, тем усиливая яркость воспоминания. Он не только любил детей, но видел в них продвижение человечества. Относясь к ним как к взрослым, Он был прав, ибо когда вспоминается далекое прошлое или Мир Тонкий, ум становится взрослым. Никогда дети не забудут того, кто подошел к ним как равный. Они сохранят такое воспоминание на всю жизнь.

Может быть, именно дети помнили Учителя больше, чем исцеленные Им. Так нужно помнить, что младшие будут продолжателями жизни, и каждый должен им сообщить опыт свой. Но еще мудрее будет, если можно пробудить воспоминание о Тонком Мире. Самая глубокая духовная жизнь сложится там, где засияла искра существования Тонкого Мира, и облегчится сношение с Миром Невидимым.

Явления Учителя в тонком теле укрепили учеников в реальности Невидимого Мира. Не все могли воспринять сущность этого Мира, но, все-таки, окно приоткрылось» («Надземное», 172).

 

«Урусвати знает, как люди не умеют ждать деятельно. Великий Путник учил ждать бездумно, так, чтобы ожидание наполняло все существо. При такой мере не может быть ожидание ограничено думой. Человек слишком хорошо знает, что он хочет, к чему он стремится и с чем срослось его сознание. Из этого источника черпал Великий Путник свою несломимость.

Он знал не рассудком, но сердцем, как трудно дать людям новое сознание. В пределах рассудка можно признать многое легко, но сердце научит, насколько люди будут цепляться за ветхое сознание. Сказано, что нужно давать по сознанию. Но как же поступать, если вместо сознания обнаружится шаткий, мохнатый клубок ветоши? Учитель должен твердить трюизмы, в этом наибольшая трагедия Учителя во всех веках. Только сознание, закаленное многими жизнями, пройдет через всякие выбоины человеческих тропинок.

Тяжка задача Учителя и тем более тяжка, что Иерархия толкуется большинством превратно. Все это знал Великий Путник и спешил к совершению подвига. Один подвиг совершался в течение века, другой — в течение нескольких лет. На каких весах можно взвешивать такие Служения?

Деяния Истины невесомы мерами земными. Но велика радость, что такие деяния произошли. Они научают человечество устремлению к обновлению сознания во всех веках» («Надземное», 173).

 

«Урусвати знает, насколько превратно толкуются символические выражения. Одно можно напомнить, что исторические слова о битье в левую и в правую щеку породили много заблуждений. Действительно, если сказанное принять телесно, то получится бессмыслие. Но завет был дан в духовном смысле. Именно, при равновесии внутреннем не могут вредить попытки зла. Сам Великий Путник принимал человеческое достоинство и знал из Учений Индии, что никто не может поколебать дух человеческий.

У Нас очень признают за особое достижение, когда и в удаче, и в неудаче человек неуклонно стремится к избранной цели. Но для этого нужно избрать цель и понять, что вне ее нет продвижения. Из такого убеждения складывается подвиг. Требуется некоторый подвиг от каждого человека. Само понятие подвига должно быть зовущим, но не устрашающим.

Еще Он учил о качестве подвига: «Каждый улучшающий качество труда своего уже совершает подвиг. Даже если он действует ради себя, он не преминет принести и другим пользу.

Труд имеет качество в себе такое, что любой получит от него пользу. Не только в земном мире радуются качеству труда, но и в Тонком Мире наблюдается особое внимание к прекрасному труду».

И еще говорил: «Вы по восходу судите обо всем дне. Вы замечаете, когда восход облачен или ясен, когда Солнце красно или туманно.

Также и в жизни уже с детских лет можно предвидеть развитие существа человека. Можно наблюдать, как заложено в нем все, что обнаружится позднее. Кто любит с детства трудиться, тот и останется тружеником».

Природа труда или праздность заложены в прошлых жизнях. Многие пребудут в Тонком Мире и не научатся радоваться труду, Утверждаю, что качество труда складывает и дальнейшее восхождение. Ошибочно думать, что лишь цари восходят, а пахари нисходят. Качество труда может быть достигаемо в любом состоянии.

Также учил Он о превосходстве знания над невежеством. Знание есть следствие великого труда. Не может народ успевать, если не будет спешить в познавании. Но лишь немногие могут помочь народу в познании, и тем лицам воздадим почитание. Каждый из них не только прочел уже написанное, но вложил каплю и своего познания. Такая капля есть дар Беспредельности» («Надземное», 174).

 

«Урусвати знает, что просветительные дела подвергаются насмешкам и поношению. Вы все знаете это, но говорю опять, ибо Великий Путник постоянно был спрашиваем — отчего лучшие деяния изгоняются людьми?

Он приготовлял учеников к мужеству и принятию этих насмешек. Он говорил: «Тьма борется со Светом; тьма пытается сохранить свое достояние. Мы ужасаемся тьме, но она ненавидит нас. Ужели можно примирить Свет с тьмою! Можно ли служить тьме, считая себя светоносцем?» — так Учитель показал, что нельзя служить двум началам. Он должен был указать ученикам, что каждому из них придется запечатлеть служение Свету личным подвигом.

Не может быть понято такое служение, если не осознана целесообразность. Но такое понятие может быть воспринято, если дух знает свое назначение. Мужество и мудрость происходят из одного понятия блага.

Человек носит в себе мерило сущности своих деяний. Невозможно рассказать, как и когда настанет решительный час, но в сердце нашем мы знаем, когда исполняется срок. Только мудрость и мужество помогают понять всю ответственность на пользу всего человечества.

Явление Великого Путника показало, как целесообразно Он вышел на подвиг» («Надземное», 175).

 

«Урусвати знает, насколько неожиданно складывается мозаика жизни, но такая нежданность лишь от земного плана. Часто человек говорит или пишет с одним намерением, но от Высших Сил он бывает направляем с совершенно иной целью. Человек думает, что он достиг успеха в желанном ему направлении, но на самом деле он получил удачу гораздо большую в нежданной для него области. Он пишет определенному лицу, но следствие получается с нежданной стороны.

Нередко Мы учитываем многообразные следствия от одного действия. Если бы Мы перечислили все последствия, человек может смутиться. Он попытается сузить и тем ослабит свою психическую энергию. Только с расширением сознания можно получить широту кругозора.

Великий Путник учил о расширении сознания. Он повторял: «Откройте глаза и уши». Не только к своим поучениям Он предлагал открыть уши, конечно, Он указывал сколь глубокий смысл можно усвоить при расширенном сознании. Но нельзя вдеть веревку в игольное ушко. Большое послание не вмещается в малое ухо.

Можно представить себе, какое множество Его поучений не вошло в уши слушателей! Многое запомнилось лишь отрывочно. Связь утратилась, и тем утерялся первоначальный смысл. Не скажу, чтобы смысл сделался превратным, но стиралась красота слова. Так многие Великие Учителя претерпевали искажение Их мыслей.

В пространственных скрижалях лучше сохранились мысли Учителей. Как благодатная роса они нисходят к тем, кто может принять их. Зная это, Учителя не огорчаются земными искажениями. Сужденное дойдет, и открытое сердце воспримет.

Человеческие мысли тоже растут в пространстве. Каждая героическая, самоотверженная мысль есть уже как зерно будущего мира. Не только Великие Учителя, но и каждый мыслитель в Космосе может быть строителем добрым.

Люди не желают погружаться в мышление о дальних мирах. Между тем, именно эти мысли будут хорошим очистителем сознания. На пространственных путях не будет зависти, злобы и грубости.

Великий Учитель часто обращал взор учеников к светилам: «Много домов, и везде жизнь». Он хотел, чтобы ученики полюбили Беспредельность.

Все Наши Сестры и Братья любят беседовать с дальними мирами. Когда сестра Урусвати обращает глаза к сияющей планете, она вспоминает о своем полете, она радуется дальним мирам» («Надземное», 176).

 

«Урусвати знает, что не всегда могут состояться феноменальные действия. Кроме космических причин и вторжения отрицательных сил Тонкого Мира могут быть воздействия так называемого неверия. Трудно провести границу между неверием и сомнением, обе ехидны из одного гнезда.

Великий Путник часто учил, что дается по вере. Не забудем, что Христос не мог творить чудес по причине неверия, об этом можно найти некоторые упоминания. Теперь ученые заменили бы слово «неверие» отрицанием авторитета. Безразлично, какие выражения будут употребляться, но смысл один. Перерыв тока энергии нарушает даже самые мощные посылки.

Можно наблюдать это физическое явление, начиная от самых обиходных положений. Когда Мы предупреждаем против сомнения, Мы говорим о физическом законе. Люди могут отринуть самую сильную помощь, ибо свободная воля может уничтожить наиболее здоровые обстоятельства. Человек сердится и отталкивает Руку, удерживающую его от падения. Учитель должен предостеречь от вреда сомнения.

Можно напомнить, как ученики сомневались в силе Учителя и немедленно получали удар, который назывался судьбой. Но такое определение неверно. Какая же судьба в том, что человек оборвал целительную связь!

Справедливо оценить, что Великий Путник так открыто утверждал основы веры как жизненную причину продвижения. Учитель был полон великого знания и в простых словах передавал его» («Надземное», 177).

 

«Урусвати знает, что гонители иногда обращаются в сотрудников. Можно указать примеры, когда именно гонители делались столпами гонимого ими Учения. Учитель всегда пытливо осматривает своих гонителей. Сила их может оказаться настолько существенной, что потребуется лишь одна искра, чтобы зажечь пламя блага.

Обычно развитие ярости происходит от невежества. Великий Путник говорил: «Когда псы спущены с цепи, они бросаются на первого встречного». Учитель не раз замечал, какая польза может произойти от обращения некоторых совопросников, но иное было отношение к предателям.

Учитель говорил: «Если человек уже допущен к хранению сокровищ и крадет их, то он не может быть доверенным. Он уготовал себе тяжкую судьбу, иногда она настигает его быстро, но особенно тяжко, когда рок сужденный медлит».

Так Учитель определил меру предательства. Он знал о предательстве и утешал учеников, уже подозревавших предателя. Сущность развития ярости не может быть пресечена, поток должен пролиться. Но тяжка карма предателя! Самая тяжкая среди земных преступлений» («Надземное», 178).

 


 02 мая 2020 года