Живая Школа
На сайте "Живая Школа" вы сможете узнать о новой педагогике, ориентированной на духовное развитие, базирующейся на Знании основных Законов Бытия и законов психической энергии. Можно познакомиться с новой методикой музыкального образования и воспитания (развитие музыкальности, музыкального мышления, музыкально-исполнительского мастерства...), основанной на принципе развития сознания и воспитания духовных потребностей личности.

Однажды

Как много может быть в жизни Света и Счастья. Но Свету и Счастью тоже надо учиться. Полюбить бы скорее это прекрасное слово «учиться».

 

Лес был густой и сумрачный. Звери и птицы, живущие в нем, никогда не видели ничего, кроме своего леса. Он не казался им прекрасным, но они любили его как свой дом. Радовались, когда летом он одаривал грибами – ягодами…, переживали зиму и вновь предавались веселью, когда приходило время встречать – воспевать весну. А песни их были такие же, как Лес – то звонкими, безудержно радостными, то заунывными: наверное, от сознания, что зима придет вновь, и переживут ее не все, а кто-то и вовсе живет только до зимы. И надо спешить,  вывести и поставить на ноги потомство… Скорее… Скорее… То ли счастье, то ли несчастье – не разберешь. Все одно… Прожить бы подольше, уберечься от когтей хищников… так и жили… И вот однажды…

         Случилось это зимой, накануне весны. Теснили холода. Последние дни зимы особенно тяжелы… Не сдается холодная сила… На большой поляне, где обычно собирались обитатели обсудить свои лесные дела, вдруг появилась невиданная… Птица. Была она не то чтобы очень уж отличающаяся от местных птиц. Голова, крылья мощные… Глаза вот только… Они сияли. И было нечто необычное во всем облике Птицы. Она казалась непугливой, как будто никогда не встречалась с опасностью, врагами. Спокойно взирала умными глазами… Была какая-то благостная, будто окутанная теплом, и теплом веяло от нее, в то время, когда все ежились от пронизывающего холода. И Птица… запела! Да, Она пела, среди этой снежной тишины! И всем почудилось, что уже бегут ручьи, что вокруг вместо снежных сугробов – цветущие поляны… Мелодии сменяли одна другую, не повторялись… Птица пела самозабвенно, казалось, не замечая ничего вокруг, но вслушиваясь в некие слышимые только ей голоса и вторя им. Все звонче становился голос, все изящнее ритм…

         «…Кто ты? Откуда? Почему не боишься в чужом лесу? Почему не чувствуешь холода? Отчего поешь столь звонко и чисто,  когда все наши певчие птицы еще так далеко…» Птица окинула всех своим необычным сияющим взором и… заговорила, голосом мелодичным и понятным для всех собравшихся на поляне обитателей леса…

         «…Я прилетела к вам из далеких земель… Мои собратья знают о вас и послали меня помочь. Я должна сказать вам: вы так же, как и я, можете быть неподвластны ни холоду, ни голоду, петь можете всегда… Стужа зимы – не преграда радости… И главное: лес ваш не вечен. Вскоре придут воды и алое пламя, и лес погибнет, погибнете и вы, если не узнаете Огонь Белый. Он  сделает вас неуязвимыми… Кто узнает Огонь Белый – тот бессмертен. Знайте, за далекими землями есть еще земли, за ними еще и еще… И везде живут ваши собратья… И вы можете…»

         «О-о-о!… У-у-у…! – не выдержало, прервало, загудело лесное зверье. - Мы ни за что и никогда не покинем нашего леса… Мы не можем преодолевать большие расстояния… Мы не верим тебе, чужой…! Огонь – зло… Он погубит нас! Убирайся! Ты не нужен нам, ни ты, ни твой Белый Огонь!… ни тем более далекие земли!»

         Птица слушала молча, спокойно, и, казалось, ничему не удивляясь… Эта ее величественная невозмутимость заставила всех умолкнуть… Стали тихо расходиться… Вскоре поляна почти опустела… Остались, не решаясь подойти близко, несколько молодых, в ком появление невиданной посланницы вызвало восторг и желание узнать о далеких землях, об иной жизни, о тех удивительных возможностях, которые сулит некий дивный Белый Огонь…

         Прошло время… «Те» (так стали называть обитатели леса малую группу «учеников» Птицы) каждый день встречались на одной из укромных полян для бесед-занятий… Среди «тех» были самые невзрачные птички, малые, обижаемые хищниками зверьки, несколько больших когда-то сильных, но подраненных и теперь угасающих… Были и те, молодые, которые и прежде докучали сородичам своими «сумасбродными» идеями об улучшении жизни в лесу… одним словом, отделились те, в чью серьезность и удачливость никто не верил… И со временем и о них, и об их необычном Наставнике перестали говорить, готовясь к весне, и совсем уж забыли бы, если бы не…

         Несмотря на то, что встречи «тех» проходили вдали от глаз и ушей большинства обитателей леса, вскоре все стали ощущать необычное в лесу… Так, словно где-то, никем пока не видимый, распускается чудесный цветок. Где он, какой он, никто не знает… Но все ощущают, как вдруг откуда-то повеет необыкновенным ароматом (благодатная роса среди снега выпадает?!)… А еще вечером, когда сумерки сгущаются и лес обычно дышит опасностью, теперь почему-то стали ощущать многие словно защищенность, будто нечто невидимое (или некто невидимый) хранит их от опасности, и лес становится добрее, светлее, словно расправляет свои мощные руки, чтобы укрыть, оберечь… А звезды ночные из привычных холодных светляков стали «превращаться» в маленькие окна, через которые на лес смотрят чьи-то Большие Любящие Очи, струят сюда свет…  Да!… Свет стал видеться многим. Даже в самую глухую ночь в лесу перестало быть мрачно и холодно… Часто стали раздаваться радостные возгласы… лес оживился… Лес посветлел…

         Но, так уж «устроены» в этом лесу его обитатели, хоть и замечается что-то необычное, к нему быстро привыкают и (если не видят в новом угрозы для жизни) об этом не задумываются. Не принято здесь обращать внимание на то, что нельзя попробовать или понюхать, что не может пригодиться в качестве пищи или жилья… Так было и на этот раз. Хотя лес стал иным с появлением Птицы, все жили, как прежде… Так же прятались, так же строили норы и гнезда, искали пищу, отдавали «дань» сильному хищнику…

         Лишь один из обитателей самой глухой, темной части леса насторожился. Он знал, что происходит. Хищный и хитрый зверь с первого взгляда на Птицу увидел врага своего, ощутив приближающийся конец свой.. Конец могуществу, конец власти над глупыми дрожащими существами… Конец… если только они узнают… Если узнают о силе, сокрытой в каждом из них, силе, превосходящей всю его силу во много раз… Эта сила недоступна ему, преуспевшему в хитрости и ловкой коварности…

         Если только они узнают… И зверь собрал «своих»… Замысел состоял в том, чтобы изгнать или уничтожить Птицу… Без нее все быстро вернется «на свои места»… Но слишком умна и неприступна Птица… Обычным образом не справиться с ней. Нужно убедить обитателей леса изгнать чужака и приструнить «тех»…

         И вновь зашептался лес… Шорох и шепот пополз по норам… Вот, мол, хотят «те» нарушить Закон леса… Закон повелевает страшиться огня, беречься от огня… Они враги Закона, враги леса… Они хотят все разрушить… Зверь затаился, предвкушая победу. Зверь ждал… Ждал «удобного случая», представляя, как стаи обезумевших зверей и птиц набрасываются на Птицу… И случай, как казалось, скоро представился…

         Когда весенние лучи солнца уже вот-вот готовы были растопить последние островки снега, на лес обрушился небывалый буран… Снег, дождь, мощные порывы ветра… Обитатели с трудом спасались в своих норах… А когда буран утих… Что это?! Кто-то заметил, что «те» не только не покинули свою поляну, но даже не прекратили своих обычных бесед-занятий. Небывалое! Не они ли и устроили в лесу эту страшную бурю?! Ропот пронесся по лесу… Все стали быстро собираться на обычном месте – на большой поляне… Нарастал злобный шум. Зверь торжествовал… Зверь приготовился… Пришел час. Но «Те», прежде самые невзрачные обитатели леса, когда их увидели, спустя время, всех вместе, явили зрелище весьма необычное… Это были уже не запуганные зверьки и серенькие птички… В каждом появилось необычное достоинство, а глаза каждого сияли теперь так же, как глаза Птицы… Даже одеяния их обрели какой-то необычный оттенок, тон, словно их всех омыли в волшебных водах или очистили радугой…

«Те» держались уверенно и быстро и решительно сами обратились к собравшимся: «Братья!» (Стая зверей загудела еще больше). «Не удивляйтесь, что называем вас так. Раньше в нашем лесу не звучали такие слова… Но теперь мы знаем… И знание наше таково, что видимо для каждого из вас. Всего лишь осознание одного слова так преобразило нас. Это слово – «Огонь»!».

- У-у-у! – загудели собравшиеся…- Огонь! Опять Огонь! Мы знаем огонь! Огонь – это ужас, боль, смерть… Вы хотите погубить всех нас! Мы должны избавить от вас наш лес!

Но «те» только спокойно улыбались, выжидая. «Да, да, братья, огонь узнали мы. Но вы правы в том, что здесь, в нашем лесу, мы видели только один облик огня, несущий разрушение… Но теперь мы знаем, благодаря нашему чудесному Наставнику и другой, скрытый за тем, ужасным… Это огонь белый и находится он в каждом из нас, внутри, в глубине нашего сердца…»

И стали «те» («те, кто учится» - так называли они себя) говорить поочередно.

Один, прежде самый пугливый и дрожащий от одного имени хищника, сказал: «Меня белый огонь сделал бесстрашным. Вы видите, что и большие звери не трогают меня теперь… Раньше я думал, что такая жизнь, дрожащего существа, мой вечный удел. Услышав о белом огне, я подумал: «будь что будет. Чем жизнь такая ужасная, лучше погибнуть, узнав новое – новую жизнь». Птица сказала, что спасение - в сердце моем, что сила чудесная – сила радости – защитит меня… И я поверил… Я устремился изо всех моих сил…»

Затем заговорила-запела небольшая птичка. Раньше ее вовсе никто не замечал: серая, безголосая… Но теперь… «Послушайте, - прозвенела она дивным, словно небесный колокольчик голосом, - этот голос принес мне белый огонь… Взгляните на оперенье мое блестящее! И это огонь!»

- Огонь – это здоровье, - вступил в разговор тот, кто был раненой птицей, нелетающей, и не мечтающей дожить до весны. Но сейчас мощный взмах крыльев и чудная осанка красноречиво говорили о преображении…

- А мне огонь явился как счастье жить, - сказал малый зверек, у которого погибла вся семья во время прошлогоднего пожара… Я знаю, вижу теперь то, чего не видел раньше: Что смерти нет, а есть лишь изменение… И мы всегда окружены невидимыми, но любящими нас друзьями…

Каждый поведал, как умел, о своем новом «обретении», о своей обновленной жизни… Звери притихли под властью вдохновенных речей… От всей группы «тех» исходила необычная согревающая сила. Эта сила заставляла забыть о страхе и ненависти. Самые возбужденные и недовольные начинали забывать о своих намерениях расправы…  Сила, исходившая от малой группы, была похожа на ласку, нежность… Так ощущает себя каждый рядом с любящей матерью… Но то была сила много большая и очень мужественная.. Она вызывала в каждом желание самим оберегать и защищать слабых, делиться с голодным… Неслышно пульсировало: «Братья… братья… братья…» Стало тихо. Лес, словно удивленный происходящим, молчал в необычной торжественности, словно осознавая, осмысливая свое грядущее преображение, иную силу свою, Красоту…

Тишину прервал голос одного из самых молодых питомцев – того, кто не покидал Птицу ни на мгновенье, спал у ее ног, охранял ее сон, делился с ней лесными плодами…

«Братья, сегодня у нас самый счастливый день. Благодаря великому состраданию и самоотверженности Дивной Птицы, прилетевшей к нам из далеких лучших земель и живущей в нашем темном лесу ради нас, мы знаем о белом огне… Белый огонь вечен, неугасим… И он есть в каждом из нас. Открыв его в сердце своем, мы станем разумны, радостны. Мы станем бессмертны! потому что огонь – это мы сами, настоящие… Давайте, братья, отбросим сомнение, страх, станем учиться! Неужто не надоело нам вечно бояться, вечно прятаться, вечно соперничать, отбирая друг у друга пищу, кров. Неужто не надоело угождать злым, завидовать сильным? Станем учиться! Какой мир откроется нам! Каким прекрасным станет наш лес! Какие дали ждут нас!»

Звери и птицы, вдохновленные происходящим, постепенно, как будто ожили. Внезапно воспрянув, стая загомонила: «Мы хотим, хотим! Хотим силу! Хотим бесстрашие! Хотим огонь белый! Учите нас, учи нас всех, Птица.» Находясь в самом центре малой группы своих подопечных, Птица молчала. В глазах ее светилась надежда и… скорбь… Словно видела она нечто такое, что не было доступно зрению никого из обитателей леса… Но всеобщая возбужденность сокрыла этот взгляд… Никто не видел… А Птица говорила… На этот раз безмолвно… В Ее глазах словно отразился вдруг тот Новый мир, новая жизнь, которая зовет, взывает сейчас к тому, чего так мало пока в сердцах этих птиц, зверей. Она Одна Знала: спасительная сила рождается только в самоотверженном, искреннем сердце. Для Огня Белого необходимо совсем немногое… Любовь… Преданность… – Правде.